ДРУГАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
Вы можете оставаться гостем на нашем форуме, но чтоб получить больше информации вам следует пройти регистрацию.
ДРУГАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Магия, эзотерика, медитация, шаманские путешествия, руны, таро, предсказания, язычество

Объявлен набор в школу славянского язычества. Открыт набор в Школу Рунической Магии и Мантики. Запись в школы производится в административном разделе в подразделе "Запись на обучение в школы форума Другая реальность".
Последние темы
» Колдовские пословицы и поговорки
Вт Июн 20, 2017 5:55 pm автор Saneya

» Набор группы на обучение магии
Вт Май 30, 2017 9:20 pm автор wild woman

» Просьба начать обучение по картам Таро
Сб Май 27, 2017 12:05 pm автор Venera_Sheridan

» А давайте пофлудим? )))
Ср Май 24, 2017 11:23 pm автор С* triksi

» Симоронский ритуал на замужество «Заповедник женихов»
Вс Май 14, 2017 6:10 am автор Пролесок

» Как пользоваться Снами Пресвятой Богородицы
Сб Май 13, 2017 10:32 pm автор Пролесок

» Как использовать сексуальную энергию
Сб Май 13, 2017 1:28 pm автор Владимир Рослый

» Снять защиту с объекта перед воздействием
Пт Май 12, 2017 7:19 am автор ЛАНА 1981

» Поминальные дни в году, согласно славянскому родноверию
Пт Май 12, 2017 5:18 am автор Saneya

» Упражнение на определение кладбищенской защиты
Чт Май 11, 2017 10:53 am автор ЛАНА 1981

» Знакомство!
Ср Май 10, 2017 8:42 pm автор Мерцающая

» СТАВ " Я БУДУ МАМОЙ"
Вс Май 07, 2017 1:16 pm автор Archangel

» Что такое Пасха?
Ср Апр 26, 2017 9:19 pm автор Luero

» Запись на открытый вебинар "Виды энергетического негативного воздействия - как их различить И ПОБЕДИТЬ?"
Пн Апр 24, 2017 10:18 am автор ксюха011

» ЗДРАВСТВУЙТЕ!
Пн Апр 24, 2017 12:37 am автор Loky23

Луна
Фазы Луны на RedDay.ru (Москва)
Кто сейчас на форуме
Сейчас посетителей на форуме: 92, из них зарегистрированных: 0, скрытых: 0 и гостей: 92 :: 2 поисковых систем

Нет

Больше всего посетителей (458) здесь было Пт Мар 20, 2015 10:45 am
Славянские праздники
Праздники славян
бесплатная раскрутка сайтаКарта сайта

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

ДРУГАЯ РЕАЛЬНОСТЬ » Флудилка: говорим обо всем. » Клуб по интересам > Сказки. Легенды. Истории.

Клуб по интересам > Сказки. Легенды. Истории.

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

?????


Гость
Ошо "Мудрость песков"
"Человек может любить целый мир... Любовь не должна быть каким-либо способом обладания. Она не должна быть исключающей, она должна быть включающей. Только когда любовь является включающей, вы узнаете, что она такое. Когда любовь является исключающей, исключительно к одному, вы сужаете ее так сильно, что можете убить ее. Вы разрушаете ее бесконечность. Вы пытаетесь положить целое небо в слишком маленькое пространство; маленькое пространство не может содержать его.
Человек должен любить. Любовь не должна быть просто отношением, она должна быть состоянием существования. И всякий раз, когда вы любите одного, через этого одного вы любите всех...Когда вы влюбились, вы с удивлением обнаруживаете, что ваша любовная энергия распространяется на все. Это истинная любовь.
Любовь, как обладание, - это не истинная любовь. Она такая маленькая, она удушает себя, она удушает также и другого. Но так и было до сих пор: любовь никогда не была включающей. Вас учили исключающей любви. Ваша мать говорит: "Люби МЕНЯ, я твоя мать". Ваш отец говорит: "Люби МЕНЯ, я твой отец". И не только это, иногда ваши отец и мать, - очевидно в шутку, но глубоко внутри без шуток, - спрашивают вас, кого вы любите больше: "Меня или маму? Кого ты любишь больше, меня или папу?"

Тем самым вы ставите перед ребенком неправильный вопрос. Включить в вопрос слово "больше" - глупо. Любовь или есть, или ее нет; вопрос о том, больше ее или меньше, неправомерен. Вы учите ребенка неправильной арифметике. И мать старается быть ОБЛАДАТЕЛЕМ. И каждый старается быть обладателем: "Люби меня, не люби никого больше"...
На протяжении веков человек жил в условиях экономики дефицита. Дефицит во всем - отсюда и пришла идея, что в любви тоже дефицит...
Любовь неисчерпаема, здесь нет вопроса о дефиците...Вы можете одарить весь мир. А то, что не отдано, остается, а любая энергия, оставшаяся внутри вас невыраженной, становится деструктивной, превращается во врага.
Пусть любовь течет. Вы колодец любви. Пусть люди вытягивают из вас столько любви, сколько они могут вытянуть, в вас войдет свежая вода. Вы соединены с бесконечным океаном.
Когда человек осознает это явление, - что любовь неисчерпаема, что нет дефицита, - ревность исчезнет. Ревность - это часть экономики дефицита...
У вас столько любви, сколько вы можете дать. Давая, вы имеете ее. Вы не можете накопить любовь. Тот, кто копит любовь, не будет иметь ничего. Тот, кто накапливает, обнаруживает, что у него нет любви. Если любовь стараются запасти впрок, она умирает. Она живет только тогда, когда ее раздают, она живет в сообществе. Она живет, когда движется от одного человека к другому, тогда она собирает все больше и больше энергии. И чем больше ее течет от вас, тем более способными становитесь вы проводить ее течение..."

?????


Гость
Однажды... во времена столь отдаленные, что камни обращают в прах, забытая тропинка привела заблудшего Бродягу к ветхому домику.
- Могу я переждать непогоду в твоем жилище, почтеннейший? - спросил путник хозяина, седого старичка.
- Конечно... Входи..
Скоромная трапеза, тепло очага и мягкий лежак придали усталому гостю сил.
- Чем отблагодарить тебя, почтеннейший? Все, что есть у меня - котомка за плечами...
- Мне ничего не нужно. Долго, очень долго ждал я, когда в мою дверь постучат. Я хочу отдать тебе ключи... Храни их.
- Но зачем? Что это за ключи? - спросил Бродяга, принимая три ключа в связке.
- Они не должны быть бесхозными. Это ключи от всех секретов мира. Ключи Тайн, Истин и Открытий. Любая дверь может быть открыта ими, но помни... Порой неведенье того, что скрывается за замкАми - это лучшее из благ... - такими были последние слова старика. И ночью его сердце остановилось.

Медленно угасал огонь в очаге, занималась заря за окном и переливался холодным блеском металл на древних ключах в руках одинокого Бродяги.
- Я отнесу их людям... Пусть умрут легенды и рассеятся иллюзии! Пусть не будет лжи и невежества!..

Много воды утекло с тех пор.... Больше никто и никогда не постучал в двери ветхого домика, покинутого Бродягой. Какими тропами ушел он - говорят лишь легенды. Одни говорят о том, что Бродяга отказался от своего замысла, бросив ключи; другие - о том, что он поддался искушению... И ключ стал тяжелой ношей открытых Истин, с которой Бродяга не справился...
Говорят, в пустыне иногда можно видеть мираж безумного путника, бредущего по дюнам. Он словно сбившийся с курса корабль, идет по неведомым тропам, и что-то ищет, не зная покоя...
На этом история закончилась..
А может только началась...
И где-то с чистой страницы пишется новая легенда, тайна которой скрыта где-то глубоко в песках времен...

?????


Гость
Однажды Ученик спросил Учителя, сидящего на берегу ручья
— Могу я спросить, Учитель, что вы делаете?
— Я учусь силе, — ответил тот.
— А в чём здесь сила? — удивился Ученик. — Вот дальше по течению этот ручей превращается в большую бурную реку. Я слышал, недавно она вышла из берегов, затопила поля, разрушила деревни. Вот это сила!
И тогда Учитель встал и молча поколотил Ученика посохом.
— Ты понял? — спросил он Ученика.
— Да, я глуп, — склонил голову Ученик.
И тогда Учитель ещё раз поколотил его посохом.
— Ты понял? — снова спросил Учитель.
И на этот раз Ученик молча склонил голову, ибо счёл себя неготовым к мудрости, предлагаемой ему Учителем. Учитель покачал головой и сказал:
— Второй раз я поколотил тебя за то, что ты думаешь только о себе. А в первый — за то, что вообще не думаешь. Ты моложе меня, здоровее физически. Ты мог бы с лёгкостью вырвать посох из моих рук, но позволил тебя поколотить. Почему ты этого не сделал? В чём моя сила над тобой?
Ученик промолчал, потому что принял правоту слов Учителя.
— Теперь о реке, — продолжил Учитель. — Говоришь, она разлилась и причинила много разрушений?
— Да, — ответил Ученик.
— И как ты думаешь, что ты теперь найдёшь на берегах этой реки?
— Я думаю, загубленный урожай, разрушенные дома и отчаявшихся людей.
— А теперь посмотри на берега этого ручья. Что ты видишь?
— Густую траву и красивые цветы.
— А теперь скажи, в чём сила? — подвёл итог Учитель.

?????


Гость
Он и Она

Они встретились случайно. Этой встречи могло вообще не произойти.
Но Судьба решила пошутить, и среди всех глаз на свете он увидел именно её глаза.
Время остановилось на секунду, замерло. И с этого момента ничего не могло быть для них как прежде.
Более странной пары было не придумать:
ОН с рождения был победителем, мир прогибался под ЕГО ногами. ОН изучал энергию и Вселенная менялась по ЕГО прихоти. ЕГО решения не обсуждались. ЕГО слова всегда оказывались решающими. ОН никогда не сворачивал с выбранного пути. И ЕГО одиночество было спрятанно так глубоко, что само себя потеряло.
Кто была ОНА не знал никто, даже ОНА сама, просыпаясь каждое утро, уже не могла вспомнить, какой была вчера. Электронные приборы отключались при ЕЁ приближении, часы останавливались, а бродячие собаки шли за ней по пятам, провожая ЕЁ до самого крыльца. В ЕЁ квартире жил ветер. Он был совсем ручной. И он был единственным её другом.
Каждый вечер ОНА слушала сказки и истории, которые ей нашёптывал ветер. Грустила и смеялась. И в эти моменты звёзды улыбались, глядя на НЕЁ.
ОНА отдала ЕМУ своё стеклянное сердце, потому что видела - оно необходимо ЕМУ.
ОНА рассыпала перед ним блестящие фантики своей странной души и попросила в ответ только одного - не рвать и не выкидывать эти яркие бумажки. ОН смотрел на неё с нежностью. Иногда ОН даже чувствовал, что задыхается от боли без НЕЁ.
Поначалу ЕГО восхищали ЕЁ метаморфозы. Но постепенно ОН стал ощущать страх. ЕЁ сказки никогда не повторялись.
Из ЕЁ глаз смотрели на НЕГО миллионы разных людей.
И ночью, даря счастье её телу, он не знал, кто именно проснётся рядом с ним утром.
ОН впал в тревогу. ЕГО замучили подозрения и опасения. А ОН этого не любил.
И постепенно, одну за другой ОН изорвал все блестящие бумажки, которые ОНА ЕМУ подарила.
И ЕЁ душа перестала быть цветной.
- Зачем ты это сделал? - спросила ОНА.
- Я боюсь тебя и того, что ты мне можешь дать! - ответил ОН - Я не хочу страха, забери у меня своё хрупкое сердце!
- Ты порвал мою душу, зачем изорванной душе стеклянное сердце?! Оно навсегда останется в тебе. Оно не захочет вернуться ко мне.
- Тогда дай мне время, - ответил ОН - Я ещё не исходил всех своих дорог, я ещё не готов взять у Судьбы абсолютное счастье, я боюсь, что мне станет скучно с ним жить. А ты, если не можешь забрать своё сердце, жди меня! Жди столько, сколько будет нужно МНЕ. А если забудешь меня, я разобью твоё сердце и тогда ты умрёшь!
И ОН ушёл.
Он воевал и побеждал, ОН вызывал жизнь на поединок, и жизнь испуганно проигрывала бой за боем.
А ОНА осталась с ветром. Ветер больше не рассказывал ЕЙ сказок. Просто тихо гладил её бесцветную душу.
Время шло. Она отказалась от жизни, поэтому даже смерть обходила её стороною.
Ветер устал смотреть в её пустые глаза. И в полнолуние, прикоснувшись к НЕЙ, он забрал ЕЁ с собой. ОНА стала сладким ветром, ветром, забирающим одиночество у людей или забирающим людей у одиночества. А ветру совсем не нужно сердце. И ЕЙ стало легко.
Прошло ещё много лет. И судьба, всё-таки, исхитрилась сделать ЕМУ подножку.
ОН упал с высоты и сломал свою душу. И пока ОН лежал без сил, ОН почувствовал забытую нежность внутри. И только тогда ОН вспомнил про своё второе сердце. ОН пошёл по дороге в прошлое. ОН верил, что ОНА ЕГО ждёт. Ведь разве может, такое удивительное существо, как ОНА, отказаться от своего сердца??!
ОН думал, что попросит у НЕЁ прощенья за скомканную душу. ОН мечтал, что ОНА ЕГО услышит и поймёт. Потому что только ОНА умела ЕГО прощать и читать ЕГО слова по глазам.
Но на месте ЕЁ дома ОН нашёл РОЗУ ВЕТРОВ. И ни в одном лепестке не смог узнать ЕЁ.
- Как я мог отпустить тебя, ты всегда была ветром - шептал ОН.
- Ты всегда принадлежала небесам, как я смог позволить тебе улететь и остановить меня здесь??!!
ОН поклялся, что найдёт ЕЁ во что бы то ни стало и вернёт ЕЙ ЕЁ маленькое сердце.
НО разве человек даже с двумя полными любви и разрывающимися от боли сердцами может поймать Ветер?..............

?????


Гость
Притча о проблемах жизни

Однажды осел упал в колодец и стал громко вопить, призывая на помощь. На его крики прибежал хозяин ослика и развел руками - ведь вытащить ослика из колодца было невозможно.
Тогда хозяин рассудил так: "Осел мой уже стар, и ему недолго осталось, а я все равно хотел купить нового молодого осла. Этот колодец уже совсем высох, и я уже давно хотел его засыпать и вырыть новый. Так почему бы сразу не убить двух зайцев - засыплю-ка я старый колодец, да и ослика заодно закопаю".
Недолго думая, он пригласил своих соседей - все дружно взялись за лопаты и стали бросать землю в колодец. Осел сразу же понял, что к чему и начал громко вопить, но люди не обращали внимания на его вопли и молча продолжали бросать землю в колодец.
Однако очень скоро ослик замолчал. Когда хозяин заглянули в колодец, он увидел следующую картину - каждый кусок земли, который падал на спину ослика, он стряхивал и приминал ногами. Через некоторое время, к всеобщему удивлению, ослик оказался наверху и выпрыгнул из колодца!

В жизни каждого из нас бывают неприятности и проблемы и они конечно же ещё будут. Но относиться к ним надо мудро и спокойно "стряхивать" и "приминать" каждый кусочек, чтобы подняться выше.

?????


Гость
Женщина


К Богу явился мужчина и заявил о своей скуке.


Бог задумался: «Из чего сделать женщину, если весь материал ушел на мужчину?»


Но, не желая отказывать в просьбе мужчине, после крепкого раздумья,
Бог сотворил женщину, куда затратил: несколько ярких лучей солнца, все чарующие краски зари, задумчивую грусть луны, красоту лебедя, игривость котёнка, грациозность стрекозы, ласковое тепло меха, притягательную силу магнита и всё это слепил вместе.


Затем, для предупреждения приторности добавил: холодное мерцание звёзд, непостоянство ветра, слезоточивость облаков, хитрость лисы, назойливость мухи, алчность акулы, ревность тигрицы, мстительность осы, кровожадность пиявки, дурман опиума и вдул в неё жизнь. В результате появилась настоящая женщина.


Бог подарил эту женщину мужчине, сказав при этом:
— Бери её такой, какая она получилась и не пытайся её переделывать.

?????


Гость
Два ангела


Два ангела-путника остановились на ночлег в доме богатой семьи. Семья была негостеприимна и не захотела оставить ангелов в гостиной. Вместо того они были уложены на ночлег в холодном подвале. Когда они расстилали постель, старший ангел увидел дыру в стене и заделал её. Когда младший ангел увидел это, то спросил, для чего. Старший ответил:

— Вещи не такие, какими кажутся.

На следующую ночь они пришли на ночлег в дом очень бедного, но гостеприимного человека и его жены. Супруги разделили с ангелами немного еды, которая у них была, и сказали, чтобы ангелы спали в их постелях, где они могут хорошо выспаться.
Утром после пробуждения ангелы нашли хозяина и его жену плачущими. Их единственная корова, молоко которой было единственным доходом семьи, лежала мёртвая в хлеве. Младший ангел спросил старшего:

— Как это могло случиться? Первый мужчина имел всё, а ты ему помог. Другая семья имела очень мало, но была готова поделиться всем, а ты позволил, чтобы у них умерла единственная корова. Почему?

— Вещи не такие, какими кажутся, — ответил старший ангел. — Когда мы были в подвале, я понял, что в дыре в стене был клад с золотом. Его хозяин был груб и не хотел сделать добро. Я отремонтировал стену, чтобы клад не был найден. Когда на следующую ночь мы спали в постели, пришёл ангел смерти за женой хозяина. Я отдал ему корову.
Вещи не такие, какими кажутся. Мы никогда не знаем всё. И даже если имеешь веру, тебе надо ещё внушить доверие, что всё, что приходит, есть в твою пользу. А это поймёшь со временем. Некоторые люди приходят в нашу жизнь и быстро уходят, некоторые становятся нашими друзьями, и остаются на минуту. Вчера — это история. Завтра — тайна. Сегодня…

Настоящее — это дар. Жизнь есть волшебство, и вкус каждого момента неповторим!

?????


Гость
Дверь


Один мудрец искал способного и талантливого ученика, который обладал бы достаточными навыками и умениями, чтобы передать ему свои знания, когда умрёт. Он решил собрать всех учеников.

И вот собралось множество учеников.

Мудрец сказал им:

— У меня возникла проблема, и я хочу знать, кто из вас сможет её решить. Видите — в стене позади меня находится самая большая, тяжёлая и массивная дверь в городе. Кто из вас сможет открыть её без посторонней помощи?

Некоторые из учеников просто опустили голову: проблема казалась неразрешимой. Другие исследовали дверь более тщательно, обсудили возможность использования рычага и особенности материала и пришли к выводу, что решить эту задачу невозможно.

Все сказали, что сделать то, что просил мудрец, невозможно.

Только один ученик подошёл к двери и подверг её тщательному исследованию. Он простучал её поверхность, пытаясь оценить её толщину и плотность материала, отметил, из чего сделана дверь и насколько надёжно смазаны петли. Он тщательно проверил её, используя свои глаза и руки. Он стучал по ней, нажимал, давил на определённые участки.

Все предполагали, что дверь была закрыта или её заклинило. А на самом деле она была лишь слегка прикрыта. Ученик глубоко вздохнул, сосредоточился и мягко толкнул дверь. Дверь с лёгкостью и без малейшего сопротивления открылась.

Она была разработана и сконструирована так безупречно, что достаточно было легчайшего толчка, чтобы она открылась.

Мудрец нашёл себе преемника. Он повернулся к остальным ученикам и произнёс следующие слова:

— Успех в жизни и работе зависит от нескольких ключевых факторов, и сегодня вы могли наблюдать их в действии. Во-первых, позвольте своим чувствам полностью исследовать и понять реальность, которая вас окружает. Во-вторых, не делайте поспешных и потому неправильных выводов. В-третьих, будьте достаточно смелы, чтобы принять решение. В-четвёртых, приняв его, действуйте уверенно и без сомнений. В-пятых, сосредоточьтесь и вложите в это действие всю вашу силу и энергию. И, наконец, не бойтесь совершить ошибку.

Та Самая Алёнушка

avatar
Как-то один мудрец, стоя перед своими учениками, сделал следующее. Он взял большой стеклянный сосуд и наполнил его до краев большими камнями. Проделав это он спросил учеников, полон ли сосуд. Все подтвердили что полон.
Тогда мудрец взял коробку с мелкими камушками, высыпал ее в сосуд и несколько раз легонько встряхнул его. Камушки раскатились в промежутки между большими камнями и заполнили их. После этого он снова спросил учеников полон ли сосуд теперь. Они снова подтвердили - факт, полон.
И наконец мудрец взял со стола коробку с песком и высыпал его в сосуд. Песок конечно же заполнил последние промежутки в сосуде.
"Теперь," - обратился мудрец к ученикам,- " я хотел бы, чтобы вы смогли распознать в этом сосуде свою жизнь!
Крупные камни олицетворяют важные вещи в жизни: ваша семья, ваш любимый человек, ваше здоровье, ваши дети - те вещи, которые, даже не будь всего остального, все еще смогут наполнить вашу жизнь.
Мелкие камушки представляют менее важные вещи, такие, как, например, ваша работа, ваша квартира, ваш дом или ваша машина.
Песок символизирует жизненные мелочи, повседневную суету.
Если же вы наполните ваш сосуд вначале песком, то уже не останется места для более крупных камней.
Также и в жизни: если вы всю вашу энергию израсходуете на мелкие вещи, то для больших вещей уже ничего не останется. Поэтому обращайте внимание прежде всего на важные вещи, находите время для ваших детей и любимых, следите за своим здоровьем. У вас остается еще достаточно времени для работы, для дома, для празднований и всего остального.
Следите за вашими большими камнями - только они имеют цену, все остальное - лишь песок. "..........

Та Самая Алёнушка

avatar
Один человек пришёл устраиваться дворником в компанию “Майкрософт”. В отделе кадров ему задали несколько вопросов, потом провели небольшой тест и наконец объявили:— Вы приняты. Оставьте ваш электронный адрес, чтобы мы сообщили, когда вам нужно будет выйти на работу.— Но у меня и компьютера-то нет, – растерянно ответил мужчина, – не то что электронного адреса.— В таком случае мы не можем принять вас на работу, поскольку виртуально вы не существуете. Огорчённый мужчина вышел на улицу. В кармане у него было всего 10 долларов. Как заработать денег? И тут ему в голову пришла идея. Он купил у фермера 10 кг помидоров, а потом начал ходить по домам и предлагать товар, и меньше, чем за 2 часа ему удалось удвоить стартовый капитал. Через 6 часов работы у него в кармане было уже 160 долларов. И он понял, что с такими доходами вполне можно обойтись и без работодателя. Через какое-то время он купил машину, затем грузовик, потом открыл магазин, а спустя пять лет уже владел сетью супермаркетов. И тогда он решил застраховать свою жизнь. После переговоров страховой агент попросил его оставить электронный адрес, чтобы отправить наиболее выгодное предложение, на что коммерсант, как и несколько лет назад, ответил, что у него нет ни электронного адреса, ни даже компьютера. — Это удивительно, – воскликнул страховой агент,– у вас такой крупный бизнес – и нет электронного адреса! Вы только представьте себе, кем бы вы стали, если бы у вас был компьютер! Порамыслив, коммерсант ответил:— Я стал бы дворником компании “Майкрософт”.))))))

Та Самая Алёнушка

avatar
Давно... Очень давно был остров, на котором жили все Чувства и духовные ценности людей: Радость, Грусть, Познание и другие. Вместе с ними жила и Любовь.
Однажды Чувства заметили, что остров погружается в океан и скоро затонет. Все сели в свои корабли и покинули остров. Любовь не спешила и ждала до последней минуты. И только, когда она увидела, что на спасение острова нет надежды, и он почти весь ушел под воду, она стала звать на помощь.
Мимо проплыл роскошный корабль Богатства.
Любовь просила взять ее на корабль, но Богатство сказало, что на его корабле много драгоценностей, золота и серебра и для Любви места нет.
Любовь обратилась к Гордости, корабль которой проплывал мимо...
Но в ответ Любовь услышала, что ее присутствие нарушит порядок и совершенство на корабле Гордости.
С мольбой о помощи Любовь обратилась к Грусти.
«О, Любовь, - ответила Грусть,- мне так грустно, что я должна оставаться в одиночестве».
Мимо острова проплыла Радость, но она была так занята весельем, что даже не услышала мольбу Любви.
Вдруг Любовь услышала голос:
«Иди сюда Любовь, я возьму тебя с собой».
Любовь увидела седого старца, и она была так счастлива, что даже забыла спросить имя его. И когда они достигли Земли, Любовь осталась, а старец поплыл дальше.
И только когда лодка старца скрылась, Любовь спохватилась, ведь она даже не поблагодарила старца.
Любовь обратилась к Познанию:
«Познание, скажи мне, кто спас меня?»
«Это было Время», - ответило Познание.
«Время?» - удивилась Любовь – Отчего Оно мне помогло?»
Познание ответило:
«Только Время понимает и знает, как важна в жизни Любовь».

Та Самая Алёнушка

avatar
У нее были крылья. А он не знал, вернее не хотел верить.
Она умела летать. А он и знать об этом не хотел. Спуская ее каждое утро с лиловых облаков, он говорил:
- Не выдумывай, глупышка. Ты не умеешь летать.
А она не обижалась. И снова улетала. Бродила одиноко по облакам, бросала солнце как мяч. Ловила мечты людей и играла ими словно песком, пропуская их сквозь нежные пальцы.
Но приходил он. Он был старше ее, он не умел летать. Он находил ее, потому что у него были связи.
Она убегала от него, игриво смеясь и окунаясь в очередное облако. А ему стоило щелкнуть пальцами, как две большие, хищные птицы, останавливали ее.
У нее была детская душа. Она любила полевые ромашки. Он находил тону ромашек. Осыпая ее с ног до головы.
Но она не смеялась.
Она смотрела на них. Крупные, садовые, бездушные цветы веяли холодом также как и он.
Она была ветром. Каждую ночь летела она к звездам, отправляя им воздушные поцелуи.
Звезды сплетали ей венок и предлагали остаться с ними.
Но приходил он.
- Не выдумывай, глупышка. Ты не ветер, - говорил он.
Она любила дождь.
Она пробиралась сквозь капли, к самому сердцу дождя. Она была радугой.
Она рисовала ее цвета, окуная кисть в лужи. Она рисовала город.
- Не выдумывай, глупышка. Ты не радуга, – говорил он.
У нее было сердце поэта. Она подбрасывала его в облака и окунала в воду. Она любила поэзию…
- Не выдумывай, глупышка, – говорил он. – Ты не поэт.
Она любила рисовать.
Окунет как-то кисть в акварель и нарисует закат.
Потом подарит его людям. Но приходил он:
- Не выдумывай, глупышка. Ты не художник.
Однажды она улетела. Улетела навсегда.
Оставив крылья. А может, ушла. Босиком, собирая ромашки и вплетая их в волосы.
Он остался один…
Он брал ее кисти и пробовал рисовать закат. «Я не художник», - подумал он.
Он пробовал писать стихи. Рвал бумагу и думал: «Нет, я не поэт».
Он рвал ромашки, смотрел на звезды, раскрашивал радугу, окуная кисть в лужи.
Ходил по лиловым облакам.
Потом взял ее крылья.
Встал на самое высокое облако.
Рванулся вниз.
«Я не умею летать», - подумал он...

Та Самая Алёнушка

avatar
Давным-давно, многие тысячи и даже миллионы лет назад, когда на земле только-только появились первые люди, никто не знал и не верил, что такое может быть… Но, тем не менее, это случилось. Встретились Луна и Солнце…
Она…SuN. Была всегда горячей и жизнерадостной. Стройная, красивая девушка, с огненно рыжими волосами. С ослепительной улыбкой и чарующим взглядом. Ей нравилось смотреть на то, как благодаря ей, из земли день за днем прорастает какое-нибудь новое, ни кем не виданное растение. Нравилось, когда эти первые существа улыбались ее появлению. Нравилось слушать пение птиц с ее приходом и в течении всего дня… А еще она безумно любила говорить с ее подругой - величественной рекой. Но… было одно «но». День ото дня она видела, как люди объединяются в группы или по двое. Как они наслаждаются обществом друг друга. Как охотятся все вместе или собирают ягоды. И тогда она впервые спросила у людей: «Могу ли я помочь вам в чем-то? Примите ли вы меня к себе?»
Люди не поняли и просто покачали головами, уйдя подальше в свои пещеры. Шли дни, года и десятилетия… Но она по-прежнему оставалась одна.
Это давящее, гнетущее одиночество залегло глубоко-глубоко в ее сердце. Никто, абсолютно никто не хотел разговаривать и понимать ее. И тогда, решив, что абсолютно никому не нужна, Sun решила остановиться раз и навсегда…
Она встретила Его… Moon, так говорили о нем люди. Высокий, мужественный юноша с голубыми глазами, светлыми волосами и ледяным сердцем. Его холодный, ледяной свет уже давно запал в души людей. Да, конечно у него были друзья и даже подруги - блестящие звезды, с которыми он мог поговорить, но все-таки чего-то не хватало, особенно тогда когда существа, уже не такие как раньше, ходили по ночному пляжу, и ему приходилось освящать им путь.
«Звезды, скажите если еще где-нибудь такое же существо, как я? Как вы?»
Но они лишь смеялись ему в ответ. Ведь они же никогда не видели людей и не знали что такое боль.
И вот настал день, когда Sun все-таки остановилась. Как ей казалось тогда - раз и навсегда. Именно в тот момент она увидела его. Такого далекого и такого близкого. Странно, но впервые за свою долгую жизнь он улыбнулся.
- Здравствуй – сказал она.
- Здравствуй. Неужели ты та самая Sun, о которой говорят люди перед моим уходом?
- Да, - ответила она.
- Как же ты прекрасна…
Вот так и начался их диалог их дружба и безумная любовь…
Каждый день они встречались в определенное время и в одном и том же месте, ловя секунды, которых с каждым днем все менее хватало. Он восхищался ее теплу, которое она приносила в его жизнь. Ей же хотелось достучаться до него. Проникнуть в душу и стать частью ледяного сердца.
И вот однажды Sun не могла уйти. Она, как и раньше, смотрела в его бездонные глаза, но не смогла разглядеть в них ничего. Его губы прошептали всего пару слов: «Прости так лучше. Мы никогда не сможем быть вместе». Она не верила, не хотела слышать и знать, развернулась и ушла, прикрывая слезы широким рукавом.
И снова шли долгие годы и столетия. Они оставались собой, но чего-то все-таки не хватало… Жизни, настоящей. Той которую они бы с радостью отдали за одну встречу.
За это время люди научились говорить. И было не так сложно узнать друг о друге……Sun снова и снова ловила себя на мысли о дурацком расстоянии. О гнетущем НЕВОЗМОЖНО.
И о невозможности остановиться снова. Moon винил себя за подаренную надежду и никчемную любовь, которую как не старался, но не мог убить.
Столетия… И люди прекратили восхищаться Sun и говорить о Moon.
И вот однажды они встретились снова…
Молча, без слов он подошел и обнял ее. Впервые… И их сердца стали биться в одном темпе.
С тех самых пор нам доводиться редкая возможность видеть солнечное затмение. И с этих же самых пор луна и солнце не разделимы…
Может быть действительно все возможно?

Та Самая Алёнушка

avatar
Однажды собрались в одном уголке земли вместе все человеческие чувства и качества.
Когда СКУКА зевнула уже в третий раз, СУМАСШЕСТВИЕ предложило:
- А давайте играть в прятки!
ИНТРИГА приподняла бровь:
- Прятки? Что это за игра??
И СУМАСШЕСТВИЕ объяснило, что один из них, например, оно, водит - закрывает глаза и считает до миллиона, в то время как остальные прячутся. Тот, кто будет найден последним, станет водить в следующий раз и так далее.
ЭНТУЗИАЗМ затанцевал с ЭЙФОРИЕЙ, РАДОСТЬ так прыгала, что убедила СОМНЕНИЕ, вот только АПАТИЯ, которую никогда ничего не интересовало, отказалась участвовать в игре. ПРАВДА предпочла не прятаться, потому что, в конце концов, ее всегда находят. ГОРДОСТЬ сказала, что это совершенно дурацкая игра (ее ничего кроме себя самой не волновало). А ТРУСОСТИ очень не хотелось рисковать.
- Раз, два, три…- начало счет СУМАСШЕСТВИЕ.
Первой спряталась ЛЕНЬ, она укрылась за ближайшим камнем на дороге, ВЕРА поднялась на небеса, а ЗАВИСТЬ спряталась в тени ТРИУМФА, который собственными силами умудрился взобраться на верхушку самого высокого дерева.
БЛАГОРОДСТВО очень долго не могло спрятаться, так как каждое место, которое оно находило, казалось идеальным для его друзей:
Кристально чистое озеро - для КРАСОТЫ.
Расщелина дерева - так, это для СТРАХА.
Крыло бабочки - для СЛАДОСТРАСТИЯ.
Дуновение ветерка - ведь это для СВОБОДЫ!
И оно замаскировалось в лучике солнца.
ЭГОИЗМ, напротив, нашел только для себя теплое и уютное местечко.
ЛОЖЬ спряталась на глубине океана (на самом деле она укрылась в радуге), а СТРАСТЬ и ЖЕЛАНИЕ затаились в жерле вулкана. ЗАБЫВЧИВОСТЬ, даже не помню, где она спряталась, да это и не важно.
Когда СУМАСШЕСТВИЕ досчитало до 999999, ЛЮБОВЬ все еще искала, где бы ей спрятаться, но все уже было занято. Но вдруг она увидела дивный розовый куст и решила укрыться среди его цветов.
- Миллион, - сосчитало СУМАСШЕСТВИЕ и принялось искать.
Первой оно, конечно же, нашло ЛЕНЬ. Потом услышало, как ВЕРА спорит с Богом, а о СТРАСТИ и ЖЕЛАНИИ оно узнало по тому, как дрожит вулкан.
Затем СУМАСШЕСТВИЕ увидело ЗАВИСТЬ и догадалось, где прячется ТРИУМФ.
ЭГОИЗМ и искать было не нужно, потому что местом, где он прятался, оказался улей пчел, которые решили выгнать непрошеного гостя. В поисках СУМАСШЕСТВИЕ подошло напиться к ручью и увидело КРАСОТУ. СОМНЕНИЕ сидело у забора, решая, с какой же стороны ему спрятаться. Итак, все были найдены: ТАЛАНТ - в свежей и сочной траве, ПЕЧАЛЬ - в темной пещере, ЛОЖЬ - в радуге (если честно, то она пряталась на дне океана).
Вот только ЛЮБОВЬ найти не могли...
СУМАСШЕСТВИЕ искало за каждым деревом, в каждом ручейке, на вершине каждой горы и, наконец, он решило посмотреть в розовых кустах, и когда раздвигало ветки, услышало крик. Острые шипы роз поранили ЛЮБВИ глаза.
СУМАСШЕСТВИЕ не знало, что и делать, принялось извиняться, плакало, молило, просило прощения и в искупление своей вины пообещало ЛЮБВИ стать ее поводырем.
И вот с тех пор, когда впервые на земле играли в прятки, ЛЮБОВЬ слепа и СУМАСШЕСТВИЕ водит её за руку...

Saneya

avatar
Практик
Девочки! Очень замечательные истории! особенно понравилась последняя про прятки! супер!!! кул хлоп хлоп

Та Самая Алёнушка

avatar
Saneya пишет:Девочки! Очень замечательные истории! особенно понравилась последняя про прятки! супер!!! кул хлоп хлоп
это одна из моих любимых притч)))

?????


Гость
32 совета от непальских мудрецов для долгой и здоровой жизни

Говорите медленно, а думайте быстро.
Не судите о людях по их родственникам.
Когда вы говорите: «Я тебя люблю», — говорите правду!
Когда вы говорите: «Я сожалею», — смотрите человеку в глаза.
Никогда не смейтесь над чужими снами и мечтами.
Давайте людям больше, чем они ожидают, и делайте это радостно.
Всегда держите в голове свое любимое стихотворение.
Не верьте всему, что слышите, тратьте все, что имеете, спите, пока не выспитесь.
Великая любовь и огромные достижения всегда требуют большого риска.
Когда вы проигрываете, постарайтесь извлечь из этого урок, а то и пользу.
Уважайте себя, уважайте других, отвечайте за все свои поступки.
Не позволяйте маленькому спору разрушить большую дружбу.
Когда понимаете, что сделали ошибку, постарайтесь не замять ее, а быстро исправить.
Каждый день проводите некоторое время в одиночестве.
Будьте открыты для обмена, но не выпускайте из рук ваши ценности.
Иногда молчание — лучший ответ.
Читайте больше книг.
Верьте в Бога, но всегда запирайте свою машину.
В спорах с любимыми обращайтесь к текущей ситуации. Не припоминайте прошлое.
Читайте между строк.
Делитесь своими знаниями с детьми. На сегодня это единственный известный способ достичь бессмертия.
Будьте нежны с землей. Не мусорьте.
Никогда не перебивайте, когда вам льстят.
Не вмешивайтесь в чужие дела, не давайте пустых советов.
Не доверяйте тем, кто целуется с вами, не закрывая глаз.
Раз в год отправляйтесь туда, где вы не бывали.
Если вы заработаете большие деньги, часть из них употребите на помощь другим.
Помните, не получить желаемого — это иногда и есть везение.
Слушайтесь докторов, но учитесь нарушать некоторые из их запретов.
Оценивайте свой успех по тому, чем вам пришлось пожертвовать, чтобы добиться его.
Ваше «я» — и есть конечная точка вашего путешествия.
Относитесь к любви и приготовлению пищи с безрассудной беспечностью — не любите и не готовьте по чужим рецептам.

?????


Гость
Правила успеха в достижении целей. Конфуций

Итак, девять правил:

1. Поддерживайте постоянное движение к своей цели.
Люди, которые добились успеха - это те, кто постоянно поддерживал движение к своей цели. Не важно, насколько медленно вы двигаетесь, но движение должно быть постоянным, не останавливайтесь. И если вы идете в правильном направлении, вы достигнете места назначения.

2. Оттачивайте свои инструменты.
Жизнь не стоит на месте, постоянно изменяются условия и обстоятельства, и это требует повышения мастерства в любом роде деятельности. Если вы хотите достичь цели, нужно принимать во внимание меняющиеся условия и обстоятельства, постоянно учиться, приобретать новые необходимые навыки и совершенствоваться – и это приведет к успеху. Это важное правило Конфуция люди часто упускают из виду.

3. Корректируйте методы достижения цели, но не саму цель.
Если вы чувствуете, что цель правильная, но становится недостижимой, не нужно изменять цель, нужно корректировать методы ее достижения. Другими словами, нужно найти другие способы достижения цели, которые окажутся эффективными на данном этапе пути. Помните, что жизнь всегда меняется, поэтому, чтобы достичь своих целей, нужно учитывать эти изменения и самому меняться. От этого зависит успех в достижении целей.

4. Делайте лучшее, делайте хорошо.
Что бы вы ни делали, делайте это хорошо, качественно, с любовью – насколько это вообще возможно. Делая лучшее из того, что вы можете, вы не будете потом сожалеть. Конфуций говорит: «Куда бы вы ни шли, следуйте туда всем своим сердцем». Чтобы добиться успеха в жизни, требуется всё от вас зависящее.

5. Ваше окружение определяет ваше будущее.
Человек во многом зависит от своего окружения, которое значительно влияет на систему ценностей и мировоззрение, и, таким образом, на будущее человека. Конфуций рекомендует не иметь дел с людьми, которые не занимаются самосовершенствованием. Такие люди «застыли» в своем развитии, и будут только тормозить вас на пути к успеху и достижению целей. Ведите дела и больше общайтесь с людьми, которые идут в ногу со временем и развиваются. Следуя этому правилу, вы тоже будете постоянно развиваться.

6. Хорошие вещи дорого стоят.
Трудно добиться всего хорошего, так как всё действительно стоящее требует больших усилий. Гораздо легче ненавидеть, чем любить. Легко быть негативным, и трудно излучать позитив. Проще совершать зло, чем делать добро. Всё лучшее, чего можно достичь в этом мире, требует больших усилий, работы над собой. Но оно того стоит. Конфуций говорит, что внешний мир – это отражение нашего внутреннего мира, поэтому, если мы хотим сделать внешний мир лучше, мы должны заниматься собой, развивать свои лучшие качества. Работа над собой – это неотъемлемая часть успеха в достижении любых целей. Возьмите за правило каждый день стараться что-то делать для саморазвития.

7. Обида разрушительна.
Быть обиженным означает жить в негативе, а жизнь в негативе не может привести ни к чему хорошему. Что излучаем, то и притягиваем. Излучая негатив, мы не можем притянуть позитив, так как это противоречит законам жизни. Оставьте обиды в прошлом, отпустите их, и ваше движение к успеху и счастью значительно ускорится. Конфуций советует продолжать движение к своим целям, несмотря на обидные поступки других людей, не позволяя обидам сбить нас с курса. Использование этого правила обязательно для тех, кто хочет сделать свою жизнь лучше.

8. Всегда помните о последствиях.
Каждое слово и действие приводит к тем или иным последствиям, и это правило всегда нужно помнить. Конфуций говорит: «Когда поднимается гнев, подумайте о последствиях». Гнев отключает разумность, здравомыслие. Под влиянием эмоций человек делает глупости, что может замедлить его духовное развитие и отодвинуть цель. Умение контролировать свои эмоции – это залог успеха в достижении поставленных целей.

9. Каждый может вас чему-то научить.
Каждый человек может стать нашим учителем в чем-то. Конфуций говорит, что чему-то хорошему в другом человеке можно подражать (стараться привить себе, развивать), а видя что-то плохое в другом, стараться искоренять это в себе. Таким образом, каждый человек может нас чему-то научить. Старайтесь использовать это правило каждый день, в общении с каждым человеком.

?????


Гость
ПРИТЧА "Так будет не всегда…"



Жил один бедный старик. Кроме ветхого жилья, одной лошади и сына у него не было ничего. Некоторые люди предлагали купить лошадь, чтоб дать ему хоть немного денег на пропитание, но он отказывался. И вот лошадь убежала. Все соседи стали увещевать его, вот надо было продать лошадь. А старик отвечал “так будет не всегда, мы не знаем конца этой истории”. Через некоторое время лошадь пришла и привела с собой табун лошадей. Все соседи стали ахать и завидовать старику. А старик отвечал “так будет не всегда, мы не знаем конца этой истории” Сын стал объезжать лошадей, сломал ногу и стал калекой. Соседи стали сочувствовать и жалеть старика. А старик отвечал “так будет не всегда, мы не знаем конца этой истории” Пришла война. Сыновей соседей забрали на фронт. Многие из них погибли. Соседи опять стали завидовать старику. Пусть калека, пусть больной, но дома, рядышком и на фронт его не взяли… А старик отвечал “так будет не всегда, мы не знаем конца этой истории” Через какое-то время пришел в деревню странник. И сын решил уйти с ним. “Как, – возмущались соседи, – он же бросил тебя умирать одного. Как ты теперь будешь жить?”
А старик, глядя вдаль, отвечал “так будет не всегда, мы не знаем конца этой истории”….

?????


Гость
Притча. Так будет не всегда.

Пришёл страдалец к мудрецу.
Учитель, дай совет.
Проблемы хлещут по лицу –
Уж в тягость белый свет.
Жена гуляет, денег нет,
Отбился сын от рук…
Что предпринять, коль не секрет?
Избавь меня от мук.
Мудрец промолвил: Улыбнись!
Проблемы – не беда.
Я на дощечке выжег мысль:
«ТАК БУДЕТ НЕ ВСЕГДА»!
Повесь дощечку на «сарай»,
И каждый день, с утра,
Ты, как молитву, повторяй
Заветные слова.
…Мину'л с тех пор, наверно, год.
Страдальца не узнать:
Он припеваючи живёт! –
Купеческая «стать»!
И вот сегодня (знать судьба)
В его дверях – мудрец.
Какие люди в гости! Ба!!!
Ты жив ещё, отец?
Привет, всевед! Явился с чем?
Доску' забрать? – здесь всё…
Ответил старец, между тем:
Пусть… повисит ещё…

21 Секрет обручального кольца в Чт Авг 02, 2012 9:03 am

Мерцающая

avatar
Супермодератор
Секрет обручального кольца

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Почему обручальное кольцо мы носим именно на безымянном пальце? Проведите следующий небольшой эксперимент. Действительно, секрет Обручального Кольца существует. Согласно китайской традиции:
большой палец символизирует родителей,
указательный — братьев и сестёр,
средний — самого себя,
безымянный — партнёра,
мизинец — детей.

Теперь сложите вместе ваши ладони как показано на фотографии, средние пальцы при этом должны соприкасаться внешними сторонами. Затем остальные пальцы просто соедините подушечками попарно (большой к большому, указательный к указательному и так далее). Эксперимент начинается, следуйте указаниям, но не забывайте, что одновременно можно отрывать друг от друга только одну пару пальцев. Попробуйте оторвать друг от друга подушечки больших пальцев, которые означают родителей. Получилось? Это произошло потому, что все люди в своей жизни болеют, а в ее конце - умирают. Этот разрыв символизирует то, что наши родители когда-то навсегда уйдут от нас. Теперь верните большие пальцы в исходную позицию, а затем оторвите друг от друга подушечки указательных пальцев, которые символизирует братьев и сестёр. Получилось? Это произошло потому, что у них тоже есть (или будут) свои семьи, ради которых они покинут нас. Теперь сложите подушечки указательных пальцев вместе, а затем оторвите друг от друга подушечки мизинцев, которые означают ваших детей. Получилось? Рано или поздно наши дети заведут собственные семьи и уйдут от нас. Теперь верните мизинцы в исходную позицию и попробуйте оторвать друг от друга подушечки безымянных пальцев, на которых мы носим обручальные кольца. Получилось? Только эти два пальца нельзя разомкнуть совсем (не отрывая друг от друга другие пальцы), т.к они символизируют мужа и жену, и то что они всю жизнь должны быть вместе во всем.

Мерцающая

avatar
Супермодератор

ДЕТИ ПИШУТ БОГУ

Здравствуй, Господи. Как у Тебя дела? Как живешь? Как здоровье? — Женя, 2 кл.
Синее небо, Господи, это когда у Тебя хорошее настроение? — Надя, 3 кл.
А другие страны Ты обслуживаешь? — Толик, 3 кл.
Я понял, что Ты самый главный на Земле, хоть и живешь на небе. А Тебя не переизберут? — Сеня, 1 кл.
Я Тебя, конечно, люблю, но маму и папу больше. Это ничего? — Зоя, 3 кл.
Господи, Ты хоть мой новый адрес знаешь? — Ляля, 1 кл.
С какого момента можно считать человека взрослым? Когда он не боится уколов или когда ему нравится Светка? — Марик, 3 кл.
А демократия, это когда одни имеют все, а другие - все остальное? — Гера, 3 кл.
Почему люди вначале влюбляются, а потом тихо плачут? — Андрей, 4 кл.
Почему мир без нежности? — Лена, 1 кл.
У Тебя есть ум или Ты весь состоишь из души? — Женя, 3 кл.
А ведь первыми начали рожать мужчины - вспомни ребро Адама и Еву. Чем Тебе не понравилось это и ты взвалил такой труд на женщин? — Зоя, 4 кл.
От какого существа появился кот? — Лена, 3 кл.
Чтоб Ты простил мне грех, надо вначале согрешить? — Петя, 1 кл.
Значит, если я правильно понял эволюцию, Ты создал Адама и Еву, а дальнейше человек произошел от обезьяны? — Сергей, 3 кл.
Почему все люди должны любить Тебя? — Игорь, 4 кл.
Почему Ты одним помогаешь, а мне нет? — Алик, 2 кл.
Ну, почему меня так легко провести? — Яша, 2 кл.
А к другим планетам у Тебя нет раздражения? — Андрей, 2 кл.
Зачем мир круглый? — Олег, 2 кл.
Как Ты на небе живешь? Все ли у Тебя есть? Может, что надо? — Зина, 3 кл.
А я есть на самом деле? — Люба, 3 кл.
Есть ли у Космоса начало и конец, правая и левая сторона, верх и низ? — Ваня, 1 кл.
Скажи по секрету, любит меня кто-нибудь? — Анзор, 3 кл.
А что было сначала, Адам и Ева или динозавры? — Яна, 4 кл.
Знаешь, как стыдно быть ни за что бедным? — Ираклий, 4 кл.
А как Ты стал всемогущим? — Ира, 1 кл.
Чего мне не хватает, чтоб Ты гордился мной? — Алеша, 4 кл.
Ну, а теперь Ты бы создал во второй раз человека? — Олег, 3 кл.
Я без вредных привычек. Что мне светит? — Роберт, 4 кл.
Господи, давай дружить? — Федя, 1 кл.
Ах, Господи, ну почему я так устроена? — Алла, 3 кл.
Я сильно позорю Тебя? — Вова, 4 кл.
Можно, я буду Тебе иногда сниться? — Валера, 3 кл.

Мерцающая

avatar
Супермодератор
Служанка, принцесса.. или Королева?

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Служанки мечтают о доброй фее, принцессы – о прекрасном принце, королевы не мечтают, а действуют.
Служанки верят, что чудеса случаются, с принцессами они действительно случаются, королевы творят их сами.

Служанки слабы, но кажутся сильными, принцессы сильны, но кажутся слабыми, королевы обходятся без маски.
Служанки боятся своих чувств и держат их при себе, принцессы возлагают ответственность за свои чувства на окружающих, королевы спокойны.

Служанки приходят заранее, принцессы являются с опозданием, королевы прибывают вовремя.

Служанки во всем винят себя, принцессы – других, королевы делают выводы.

Служанки не умеют побеждать, принцессы не умеют проигрывать, королевы не соревнуются.

Служанками драконы не интересуются, принцесс драконы едят, с королевами драконы дружат. Потому что служанки драконами не интересуются, принцессы их боятся, а королевы их приручают.

Служанки, даже хорошенькие, считают себя дурнушками, принцессы, даже уродливые, считают себя красавицами, Королевы благосклонно улыбаются зеркалу.

Служанку можно не заметить, принцессу нельзя не заметить, королеву нельзя не заметить, когда ей это нужно.

Служанки покорны, принцессы своенравны, королевы дисциплинированны.

Служанки всегда ждут, принцессы бегут навстречу, королевы открывают двери в назначенное время.

Служанки хотят получить похвалу, принцессы – внимание, королевы – опыт.
Служанки сносят унижения, принцессы мстят за них, королеву унизить невозможно.

Служанки любят, принцессы позволяют себя любить, королевы не задумываются – кто кого.

Служанки всё понимают и терпят, принцессы понимают только то, что хотят, королевы всё понимают и уходят.

Служанки не умеют требовать, принцессы не умеют ждать, королевы знают, что всему свое время.

Служанки слишком добры, принцессы жестоки, королевы всегда справедливы.

Служанки не хотят взрослеть, принцессы не хотят стареть, королевы знают, что всему свое время.

Служанки видят мир в черном цвете, принцессы – в розовом, королевы – в черном, розовом и всех остальных цветах.

Со служанками легко, с принцессами сложно, с королевами, по крайней мере, интересно.

Быть служанкой сложно, быть принцессой легко, быть королевой, по крайней мере, имеет смысл.

Служанками рождаются, принцессами иногда рождаются, королевами становятся.

Мерцающая

avatar
Супермодератор
Ричард Бах. Чайка по имени Джонатан Ливингстон

Повесть-притча


Часть первая



Настало утро, и золотые блики молодого солнца заплясали на едва
заметных волнах спокойного моря.
В миле от берега с рыболовного судна забросили сети с приманкой,
весть об этом мгновенно донеслась до Стаи, ожидавшей завтрака, и вот
уже тысяча чаек слетелись к судну, чтобы хитростью или силой добыть
крохи пищи. Еще один хлопотливый день вступил в свои права.
Но вдали от всех, вдали от рыболовного судна и от берега в полном
одиночестве совершала свои тренировочные полеты чайка по имени Джонатан
Ливингстон. Взлетев на сто футов в небо, Джонатан опустил перепончатые
лапы, приподнял клюв, вытянул вперед изогнутые дугой крылья и,
превозмогая боль, старался удержать их в этом положении. Вытянутые
вперед крылья снижали скорость, и он летел так медленно, что ветер едва
шептал у него над ухом, а океан под ним казался недвижимым. Он прищурил
глаза и весь обратился в одно-единственное желание: вот он задержал
дыхание и чуть... чуть-чуть... на один дюйм... увеличил изгиб крыльев.
Перья взъерошились, он совсем потерял скорость и упал.
Чайки, как вы знаете, не раздумывают во время полета и никогда не
останавливаются. Остановиться в воздухе - для чайки бесчестье, для
чайки это - позор.
Но Джонатан Ливингстон, который, не стыдясь, вновь выгибал и
напрягал дрожащие крылья - все медленнее, медленнее и опять неудача, -
был не какой-нибудь заурядной птицей.
Большинство чаек не стремится узнать о полете ничего кроме самого
необходимого: как долететь от берега до пищи и вернуться назад. Для
большинства чаек главное - еда, а не полет. Больше всего на свете
Джонатан Ливингстон любил летать.
Но подобное пристрастие, как он понял, не внушает уважения птицам.
Даже его родители были встревожены тем, что Джонатан целые дни проводит
в одиночестве и, занимаясь своими опытами, снова и снова планирует над
самой водой.
Он, например, не понимал, почему, летая на высоте меньшей
полувзмаха своих крыльев, он может держаться в воздухе дольше и почти
без усилий. Его планирующий спуск заканчивался не обычным всплеском при
погружении лап в воду, а появлением длинной вспененной струи, которая
рождалась, как только тело Джонатана с плотно прижатыми лапами касалось
поверхности моря. Когда он начал, поджимая лапы, планировать на берег,
а потом измерять шагами след, его родители, естественно, встревожились
не на шутку.
- Почему, Джон, почему? - спрашивала мать. - Почему ты не можешь
вести себя, как все мы? Почему ты не предоставишь полеты над водой
пеликанам и альбатросам? Почему ты ничего не ешь? Сын, от тебя остались
перья да кости.
- Ну и пусть, мама, от меня остались перья да кости. Я хочу знать,
что я могу делать в воздухе, а чего не могу. Я просто хочу знать.
- Послушай-ка, Джонатан, - говорил ему отец без тени
недоброжелательности. - Зима не за горами. Рыболовные суда будут
появляться все реже, а рыба, которая теперь плавает на поверхности,
уйдет в глубину. Полеты - это, конечно, очень хорошо, но одними
полетами сыт не будешь. Не забывай, что ты летаешь ради того, чтобы
есть.
Джонатан покорно кивнул. Несколько дней он старался делать то же,
что все остальные, старался изо всех сил: пронзительно кричал и дрался
с сородичами у пирсов и рыболовных судов, нырял за кусочками рыбы и
хлеба. Но у него ничего не получалось.
"Какая бессмыслица, - подумал он и решительно швырнул с трудом
добытого анчоуса голодной старой чайке, которая гналась за ним. - Я мог
бы потратить все это время на то, чтобы учиться летать. Мне нужно
узнать еще так много!"
И вот уже Джонатан снова один в море - голодный, радостный,
пытливый.
Он изучал скорость полета и за неделю тренировок узнал о скорости
больше, чем самая быстролетная чайка на этом свете.
Поднявшись на тысячу футов над морем, он бросился в пике, изо всех
сил махая крыльями, и понял, почему чайки пикируют, сложив крылья.
Всего через шесть секунд он уже летел со скоростью семьдесят миль в
час, со скоростью, при которой крыло в момент взмаха теряет
устойчивость.
Раз за разом одно и то же. Как он ни старался, как ни напрягал
силы, достигнув высокой скорости, он терял управление.
Подъем на тысячу футов. Мощный рывок вперед, переход в пике,
напряженные взмахи крыльев и отвесное падение вниз. А потом каждый раз
его левое крыло вдруг замирало при взмахе вверх, он резко кренился
влево, переставал махать правым крылом, чтобы восстановить равновесие,
и, будто пожираемый пламенем, кувырком через правое плечо входил в
штопор.
Несмотря на все старания, взмах вверх не удавался. Он сделал
десять попыток, и каждый раз, как только скорость превышала семьдесят
миль в час, он обращался в неуправляемый поток взъерошенных перьев и
камнем летел в воду.
Все дело в том, понял наконец Джонатан, когда промок до последнего
перышка, - все дело в том, что при больших скоростях нужно удержать
раскрыты е крылья в одном положении - махать, пока скорость не достигнет
пятидесяти миль в час, а потом держать в одном положении.
Он поднялся на две тысячи футов и попытался еще раз: входя в пике,
он вытянул клюв вниз и раскинул крылья, а когда достиг скорости
пятьдесят миль в час, перестал шевелить ими. Это потребовало
неимоверного напряжения, но он добился своего. Десять секунд он мчался
неуловимой тенью со скоростью девяносто миль в час. Джонатан установил
мировой рекорд скоростного полета для чаек!
Но он недолго упивался победой. Как только он попытался выйти из
пике, как только он слегка изменил положение крыльев, его подхватил тот
же безжалостный неумолимый вихрь, он мчал его со скоростью девяносто
миль в час и разрывал на куски, как заряд динамита. Невысоко над морем
Джонатан-Чайка не выдержал и рухнул на твердую, как камень, воду.
Когда он пришел в себя, была уже ночь, он плыл в лунном свете по
глади океана. Изодранные крылья были налиты свинцом, но бремя неудачи
легло на его спину еще более тяжким грузом. У него появилось смутное
желание, чтобы этот груз незаметно увлек его на дно, и тогда, наконец,
все будет кончено.



Он начал погружаться в воду и вдруг услышал незнакомый глухой
голос где-то в себе самом: "У меня нет выхода. Я чайка. Я могу только
то, что могу. Родись я, чтобы узнать так много о полетах, у меня была
бы не голова, а вычислительная машина. Родись я для скоростных полетов,
у меня были бы короткие крылья, как у сокола, и я питался бы мышами, а
не рыбой. Мой отец прав. Я должен забыть об этом безумии. Я должен
вернуться домой, к своей Стае, и довольствоваться тем, что я такой,
какой есть, - жалкая, слабая чайка."
Голос умолк, и Джонатан смирился. "Ночью - место чайки на берегу,
и отныне, - решил он, - я не буду ничем отличаться от других. Так будет
лучше для всех нас."
Он устало оттолкнулся от темной воды и полетел к берегу, радуясь,
что успел научиться летать на небольшой высоте с минимальной затратой
сил.
"Но нет, - подумал он. - Я отказался от жизни, отказался от всего,
чему научился. Я такая же чайка, как все остальные, и я буду летать
так, как летают чайки". С мучительным трудом он поднялся на сто футов и
энергичнее замахал крыльями, торопясь домой.
Он почувствовал облегчение оттого, что принял решение жить, как
живет Стая. Распались цепи, которыми он приковал себя к колеснице
познания: не будет борьбы, не будет и поражений. Как приятно перестать
думать и лететь в темноте к береговым огням.
- Темнота! - раздался вдруг тревожный глухой голос. -
Чайки никогда не летают в темноте!
Но Джонатану не хотелось слушать. "Как приятно, - думал он. - Луна
и отблески света, которые играют на воде и прокладывают в ночи дорожки
сигнальных огней, и кругом все так мирно и спокойно..."
- Спустись! Чайки никогда не летают в темноте. Родись ты, чтобы
летать в темноте, у тебя были бы глаза совы! У тебя была бы не голова,
а вычислительная машина! У тебя были бы короткие крылья сокола!
Там, в ночи, на высоте ста футов, Джонатан Ливингстон прищурил
глаза. Его боль, его решение - от них не осталось и следа.
Короткие крылья. Короткие крылья сокола!
Вот в чем разгадка! "Какой же я дурак! Все, что мне нужно - это
крошечное, совсем маленькое крыло; все, что мне нужно - это почти
полностью сложить крылья и во время полета двигать одними только
кончиками. Короткие крылья!"
Он поднялся на две тысячи футов над черной массой воды и, не
задумываясь ни на мгновение о неудаче, о смерти, плотно прижал к телу
широкие части крыльев, подставил ветру только узкие, как кинжалы,
концы, - перо к перу - и вошел в отвесное пике.
Ветер оглушительно ревел у него над головой. Семьдесят миль в час,
девяносто, сто двадцать, еще быстрее! Сейчас, при скорости сто сорок
миль в час, он не чувствовал такого напряжения, как раньше при
семидесяти; едва заметного движения концами крыльев оказалось
достаточно, чтобы выйти из пике, и он пронесся над волнами, как
пушечное ядро, серое при свете луны.
Он сощурился, чтобы защитить глаза от ветра, и его охватила
радость. "Сто сорок миль в час! Не теряя управления! Если я начну
пикировать с пяти тысяч футов, а не с двух, интересно, с какой
скоростью..."
Благие намерения позабыты, унесены стремительным, ураганным
ветром. Но он не чувствовал угрызений совести, нарушив обещание,
которое только что дал самому себе. Такие обещания связывают чаек, удел
которых - заурядность. Для того, кто стремится к знанию и однажды
достиг совершенства, они не имеют значения.
На рассвете Джонатан возобновил тренировку. С высоты пяти тысяч
футов рыболовные суда казались щепочками на голубой поверхности моря, а
Стая за завтраком - легким облаком пляшущих пылинок.
Он был полон сил и лишь слегка дрожал от радости, он был горд, что
сумел побороть страх. Не раздумывая, он прижал к телу переднюю часть
крыльев, подставил кончики крыльев - маленькие уголки! - ветру и
бросился в море. Пролетев четыре тысячи футов, Джонатан достиг
предельной скорости, ветер превратился в плотную вибрирующую стену
звуков, которая не позволяла ему двигаться быстрее. Он летел отвесно
вниз со скоростью двести четырнадцать миль в час. Он прекрасно понимал,
что если его крылья раскроются на такой скорости, то он, чайка, будет
разорван на миллион клочков... Но скорость - это мощь, скорость - это
радость, скорость - это незамутненная красота.
На высоте тысячи футов он начал выходить из пике. Концы его
крыльев были смяты и изуродованы ревущим ветром, судно и стая чаек
накренились и с фантастической быстротой вырастали в размерах,
преграждая ему путь.
Он не умел останавливаться, он даже не знал, как повернуть на
такой скорости.
Столкновение - мгновенная смерть.
Он закрыл глаза.
Так случилось в то утро, что на восходе солнца Джонатан
Ливингстон, закрыв глаза, достиг скорости двести четырнадцать миль в
час и под оглушительный свист ветра и перьев врезался в самую гущу Стаи
за завтраком. Но Чайка удачи на этот раз улыбнулась ему - никто не
погиб.
В ту минуту, когда Джонатан поднял клюв в небо, он все еще мчался
со скоростью сто шестьдесят миль в час. Когда ему удалось снизить
скорость до двадцати миль и он смог, наконец, расправить крылья, судно
находилось на расстоянии четырех тысяч футов позади него и казалось
точкой на поверхности моря.
Он понимал, что это триумф! Предельная скорость! Двести
четырнадцать миль в час для чайки! Это был прорыв, незабываемый,
неповторимый миг в истории Стаи и начало новой эры в жизни Джонатана.
Он продолжал свои одинокие тренировки, он складывал крылья и пикировал
с высоты восемь тысяч футов и скоро научился делать повороты.
Он понял, что на огромной скорости достаточно на долю дюйма
изменить положение хотя бы одного пера на концах крыльев, и уже
получается широкий плавный разворот. Но задолго до этого он понял, что,
если на такой скорости изменить положение хотя бы двух перьев, тело
начнет вращаться, как ружейная пуля, и... Джонатан был первой чайкой на
земле, которая научилась выполнять фигуры высшего пилотажа.
В тот день он не стал тратить время на болтовню с другими чайками;
солнце давно село, а он все летал и летал. Ему удалось сделать мертвую
петлю, замедленную бочку, многовитковую бочку, перевернутый штопор,
обратный иммельман, вираж.



Была уже глубокая ночь, когда Джонатан подлетел к Стае на берегу.
У него кружилась голова, он смертельно устал. Но, снижаясь, он с
радостью сделал мертвую петлю, а перед тем, как приземлиться, еще и
быструю бочку. "Когда они услышат об этом, - он думал о Прорыве, - они
обезумеют от радости. Насколько полнее станет жизнь! Вместо того, чтобы
уныло сновать между берегом и рыболовными судами - знать, зачем живешь!
Мы покончим с невежеством, мы станем существами, которым доступно
совершенство и мастерство. Мы станем свободными! Мы научимся
летать!"
Будущее было заполнено до предела, оно сулило столько заманчивого!
Когда он приземлился, все чайки были в сборе, потому что начинался
Совет; видимо, они собрались уже довольно давно. На самом деле они
ждали.
- Джонатан Ливингстон! Выйди на середину!
Слова Старейшего звучали торжественно. Приглашение выйти на
середину означало или величайший позор или величайшую честь. Круг Чести
- это дань признательности, которую чайки платили своим великим вождям.
"Ну конечно, - подумал он, - утро, Стая за завтраком, они видели
Прорыв! Но мне не нужны почести. Я не хочу быть вождем. Я только хочу
поделиться тем, что я узнал, показать им, какие дали открываются перед
нами". Он сделал шаг вперед.
- Джонатан Ливингстон, - сказал Старейший, - выйди на середину, ты
покрыл себя Позором перед лицом твоих соплеменников.
Его будто ударили доской! Колени ослабели, перья обвисли, в ушах
зашумело. Круг Позора? Не может быть! Прорыв! Они не поняли! Они
ошиблись, Они ошиблись!
- ...своим легкомыслием и безответственностью, - текла
торжественная речь, - тем, что попрал достоинство и обычаи Семьи
Чаек...
Круг Позора означает изгнание из Стаи, его приговорят жить в
одиночестве на Дальних Скалах.
- ...настанет день, Джонатан Ливингстон, когда ты поймешь, что
безответственность не может тебя прокормить. Нам не дано постигнуть
смысл жизни, ибо он непостижим, нам известно только одно: мы брошены в
этот мир, чтобы есть и оставаться в живых до тех пор, пока у нас хватит
сил.
Чайки никогда не возражают Совету Стаи, но голос Джонатана нарушил
тишину.
- Безответственность? Собратья! - воскликнул он! - Кто более
ответствен, чем чайка, которая открывает, в чем значение, в чем высший
смысл жизни, и никогда не забывает об этом? Тысячу лет мы рыщем в
поисках рыбьих голов, но сейчас понятно, наконец, зачем мы живем: чтобы
познавать, открывать новое, быть свободными! Дайте мне возможность,
позвольте мне показать вам, чему я научился...
Стая будто окаменела.
- Ты нам больше не Брат, - хором нараспев проговорили чайки,
величественно все разом закрыли уши и повернулись к нему спинами.



Джонатан провел остаток своих дней один, но он улетел на много
миль от Дальних Скал. И не одиночество его мучало, а то, что чайки не
захотели поверить в радость полета, не захотели открыть глаза и увидеть!
Каждый день он узнавал что-то новое. Он узнал, что, придав телу
обтекаемую форму, он может перейти в скоростное пикирование и добыть
редкую вкусную рыбу из той, что плавает в океане на глубине десяти
футов; он больше не нуждался в рыболовных судах и черством хлебе. Он
научился спать в воздухе, научился не сбиваться с курса ночью, когда
ветер дует с берега, и мог преодолеть сотни миль от заката до восхода
солнца. С таким же самообладанием он летал в плотном морском тумане и
прорывался сквозь него к чистому, ослепительно сияющему небу... в то
самое время, когда другие чайки жались к земле, не подозревая, что на
свете существует что-то, кроме тумана и дождя. Он научился залетать
вместе с сильным ветром далеко в глубь материка и ловить на обед
аппетитных насекомых.
Он радовался один тем радостям, которыми надеялся когда-то
поделиться со Стаей, он научился летать и не жалел о цене, которую за
это заплатил. Джонатан понял, почему так коротка жизнь чаек: ее съедает
скука, страх и злоба, но он забыл о скуке, страхе и злобе и прожил
долгую счастливую жизнь.



А потом однажды вечером, когда Джонатан спокойно и одиноко парил в
небе, которое он так любил, прилетели они. Две белые чайки, которые
появились около его крыльев, сияли как звезды и освещали ночной мрак
мягким ласкающим светом. Но еще удивительнее было их мастерство: они
летели, неизменно сохраняя расстояние точно в один дюйм между своими и
его крыльями.
Не проронив ни слова, Джонатан подверг их испытанию, которого ни
разу не выдержала ни одна чайка. Он изменил положение крыльев так, что
скорость полета резко замедлилась: еще на милю в час меньше - и падение
неизбежно. Две сияющие птицы, не нарушая дистанции, плавно снизили
скорость одновременно с ним. Они умели летать медленно!
Он сложил крылья, качнулся из стороны в сторону и бросился в пике
со скоростью сто девяносто миль в час. Они понеслись вместе с ним,
безупречно сохраняя строй.
Наконец, он на той же скорости перешел в длинную вертикальную
замедленную бочку. Они улыбнулись и сделали бочку одновременно с ним.
Он перешел в горизонтальный полет, некоторое время летел молча, а
потом сказал:
- Прекрасно. - И спросил: - Кто вы?
- Мы из твоей Стаи, Джонатан, мы твои братья. - Они говорили
спокойно и уверенно. - Мы прилетели, чтобы позвать тебя выше, чтобы
позвать тебя домой.
- Дома у меня нет. Стаи у меня нет. Я Изгнанник. Мы летим сейчас
на вершину Великой Горы Ветров. Я могу поднять свое дряхлое тело еще на
несколько сот футов, но не выше.
- Ты можешь подняться выше, Джонатан, потому что ты учился. Ты
окончил одну школу, теперь настало время начать другую.
Эти слова сверкали перед ним всю жизнь, поэтому Джонатан понял,
понял мгновенно. Они правы. Он может летать выше,и ему пора возвращаться
домой.

Он бросил долгий взгляд на небо, на эту великолепную серебряную
страну, где он так много узнал.
- Я готов, - сказал он наконец.
И Джонатан Ливингстон поднялся ввысь вместе с двумя чайками,
яркими, как звезды, и исчез в непроницаемой темноте неба.

Часть вторая



"Так это и есть небеса", - подумал он и не мог не улыбнуться про
себя. Наверное, это не очень почтительно - размышлять, что такое
небеса, едва ты там появился.
Теперь, когда он расстался с Землей и поднялся над облаками крыло
к крылу с двумя лучезарными чайками, он заметил, что его тело
постепенно становится таким же лучистым. Конечно, оно принадлежало все
тому же молодому Джонатану, который всегда жил за зрачками его
золотистых глаз, но внешне оно переменилось.
Оно осталось телом чайки, и все-таки никогда прежде Джонатану не
леталось так хорошо. "Как странно, - думал он, - я трачу вдвое меньше
усилий, а лечу вдвое быстрее, я в силах сделать вдвое больше, чем в мои
лучшие дни на Земле!"
Его белые перья сверкали и искрились, а крылья стали
безукоризненно гладкими, как отполированные серебряные пластинки. Он
с восторгом начал изучать их и прилагать силу своих мускулов к этим
новым крыльям.
Достигнув скорости двести пятьдесят миль в час, он почувствовал,
что приближается к максимальной скорости горизонтального полета.
Достигнув двухсот семидесяти трех миль, он понял, что быстрее лететь не
в силах, и испытал некоторое разочарование. Возможности его нового тела
тоже были ограниченны, правда, ему удалось значительно превысить свой
прежний рекорд. но предел все-таки существовал, и чтобы его превзойти,
нужны были огромные усилия. "На небесах, - думал он, - не должно быть
никаких пределов".
Облака расступились, его провожатые прокричали:
- Счастливой посадки, Джонатан! - и исчезли в прозрачном воздухе.
Он летел над морем к изрезанному гористому берегу. Пять-шесть чаек
отрабатывали взлеты на скалах. Далеко на севере, у самого горизонта
летало еще несколько чаек. Новые дали, новые мысли, новые вопросы.
"Почему так мало чаек? На небесах должны быть стаи и стаи чаек. И
почему я вдруг так устал? На небесах чайки как будто никогда не устают
и никогда не спят".
Где он об этом слышал? События его земной жизни отодвигались все
дальше и дальше. Он многому научился на Земле, это верно, но
подробности припоминались с трудом; кажется, чайки дрались из-за пищи и
он был Изгнанником.
Когда он приблизился к берегу, дюжина чаек взлетела ему навстречу,
но ни одна из них не проронила ни слова. Он только чувствовал, что они
рады ему и что здесь он дома. Этот день был очень длинным, таким
длинным, что он успел забыть, когда взошло солнце.
Он развернулся, чтобы приземлиться, взмахнул крыльями, застыл в
воздухе на высоте одного дюйма и мягко опустился на песок. Другие чайки
тоже приземлились, но им для этого достаточно было лишь слегка
шевельнуть перьями. Они раскрыли свои белоснежные крылья, покачались на
ветру и, меняя положение перьев, остановились в то самое мгновение,
когда их лапы коснулись земли. Это был прекрасный маневр, но Джонатан
слишком устал, чтобы попробовать его повторить. Он все еще не произнес
ни слова и заснул, стоя на берегу.
В первые же дни Джонатан понял, что здесь ему предстоит узнать о
полете не меньше нового, чем в своей прежней жизни. Но разница все-таки
была. Здесь жили чайки-единомышленники. Каждая из них считала делом
своей жизни постигать тайны полета, стремиться к совершенству полета,
потому что полет - это то, что они любили больше всего на свете. Это
были удивительные птицы, все без исключения, и каждый день они час за
часом отрабатывали технику движений в воздухе и испытывали новые приемы
пилотирования.
Джонатан, казалось, забыл о том мире, откуда он прилетел, и о том
месте, где жила Стая, которая не знала радостей полета и пользовалась
крыльями только для добывания пищи и для борьбы за пищу. Но иногда он
вдруг вспоминал.
Он вспомнил о родных местах однажды утром, когда остался вдвоем со
своим наставником и отдыхал на берегу после нескольких быстрых бочек,
которые он делал со сложенными крыльями.
- Салливан, а где остальные? - спросил он беззвучно, потому что
вполне освоился с несложными приемами телепатии здешних чаек, которые
никогда не кричали и не бранились. - Почему нас здесь так мало? Знаешь,
там, откуда я прилетел, жили...
- ...тысячи тысяч чаек. Я знаю. - Салливан кивнул. - Мне, Джонатан,
приходит в голову только один ответ. Такие птицы, как ты, - редчайшее
исключение. Большинство из нас движется вперед так медленно. Мы
переходим из одного мира в другой, почти такой же, и тут же забываем,
откуда мы пришли; нам все равно, куда нас ведут, нам важно только то,
что происходит сию минуту. Ты представляешь, сколько жизней мы должны
прожить, прежде чем у нас появится смутная догадка, что жизнь не
исчерпывается едой, борьбой и властью в Стае. Тысячи жизней, Джон,
десять тысяч! А потом еще сто жизней, прежде чем мы начинаем понимать,
что существует нечто, называемое совершенством, и еще сто, пока мы
убеждаемся: смысл жизни в том, чтобы достигнуть совершенства и
рассказать об этом другим. Тот же закон, разумеется, действует и здесь:
мы выбираем следующий мир в согласии с тем, чему мы научились в этом.
Если мы не научились ничему, следующий мир окажется точно таким же, как
этот, и нам придется снова преодолевать те же преграды с теми же
свинцовыми гирями на лапах.
Он расправил крылья и повернулся лицом к ветру.
- Но ты, Джон, сумел узнать так много и с такой быстротой, -
продолжал он, - что тебе не пришлось прожить тысячу жизней, чтобы
оказаться здесь.
И вот они уже снова поднялись в воздух, тренировка возобновилась.
Сделать бочку вдвоем трудно, потому что в перевернутом положении
Джонатану приходилось, летя вверх лапами, соображать, как выгнуть
крылья, чтобы выполнить оставшуюся часть оборота, сохраняя безупречную
согласованность движений со своим учителем.
- Попробуем еще раз, - снова повторил Салливан. - Попробуем еще
раз. - И наконец: - Хорошо!
Тогда они начали отрабатывать внешнюю петлю.



Однажды вечером чайки, которые не улетели в ночной полет, стояли
все вместе на песке, они думали. Джонатан собрался с духом и подошел к
Старейшему - чайке, которая, как говорили, собиралась скоро расстаться с
этим миром.
- Чианг... - начал он, немного волнуясь.
Старая чайка ласково взглянула на него:
- Что, сын мой?
С годами Старейший не только не ослабел, а, наоборот, стал еще
сильнее, он летал быстрее всех чаек в Стае и владел в совершенстве
такими приемами, которые остальные еще только осваивали.
- Чианг, этот мир... это вовсе не небеса?
При свете луны было видно, что Старейший улыбнулся.
- Джонатан, ты снова учишься.
- Да. А что нас ждет впереди? Куда мы идем? Разве нет такого места
- небеса?
- Нет, Джонатан, такого места нет. Небеса - это не место и не
время. Небеса - это достижение совершенства. - Он помолчал. - Ты,
кажется, летаешь очень быстро?
- Я... я очень люблю скорость, - сказал Джонатан. Он был поражен -
и горд! - тем, что Старейший замети его.
- Ты приблизишься к небесам, Джонатан, когда приблизишься к
совершенной скорости. Это не значит, что ты должен пролететь тысячу
миль в час, или миллион, или научиться летать со скоростью света.
Потому что любая цифра - это предел, а совершенство не знает предела.
Достигнуть совершенной скорости, сын мой, - это значит оказаться там.
Не прибавив ни слова, Чианг исчез и тут же появился у кромки воды,
в пятидесяти футах от прежнего места. Потом он снова исчез и тысячную
долю секунды уже стоял рядом с Джонатаном.
- Это просто шутка, - сказал он.
Джонатан не мог прийти в себя от изумления. Он забыл, что хотел
расспросить Чианга про небеса.
- Как это тебе удается? Что ты чувствуешь, когда так летишь? Какое
расстояние ты можешь пролететь?
- Пролететь можно любое расстояние в любое время, стоит только
захотеть, - сказал Старейший. - Я побывал всюду и везде, куда проникала
моя мысль. - Он смотрел на морскую гладь. - Странно: чайки, которые
отвергают совершенство во имя путешествий, не улетают никуда; где им,
копушам! А те, кто отказывается от путешествий во имя совершенства,
летают по всей вселенной, как метеоры. Запомни, Джонатан, небеса - это
не какое-то определенное место место или время, потому что ни место, ни
время не имеют значения. Небеса - это...
- Ты можешь научить меня так летать?
Джонатан дрожал, предвкушая радость еще одной победы над
неведомым.
- Конечно, если ты хочешь научиться.
- Хочу. Когда мы начнем?
- Можно начать сейчас, если ты не возражаешь.
- Я хочу научиться летать, как ты, - проговорил Джонатан, и в его
глазах появился странный огонек. - Скажи, что я должен делать.
Чианг говорил медленно, зорко вглядываясь в своего молодого друга.
- Чтобы летать с быстротой мысли или, говоря иначе, летать куда
хочешь, - начал он, - нужно прежде всего понять, что ты уже прилетел...
Суть дела, по словам Чианга, заключалась в том, что Джонатан
должен отказаться от представления, что он узник своего тела с размахом
крыльев в сорок два дюйма и ограниченным набором заранее
запрограммированных возможностей. Суть в том, чтобы понять: его
истинное "я", совершенное, как ненаписанное число, живет одновременно в
любой точке пространства в любой момент времени.



Джонатан тренировался упорно, ожесточенно, день за днем, с восхода
солнца до полуночи. И несмотря на все усилия, ни на перышко не
сдвинулся с места.
- Забудь о вере! - твердил Чианг. - Разве тебе нужна была вера,
чтобы научится летать? Тебе нужно было понять, что такое полет. Сейчас
ты должен сделать то же самое. Попробуй еще раз...
А потом однажды, когда Джонатан стоял на берегу с закрытыми
глазами и старался сосредоточиться, он вдруг понял, о чем говорил
Чианг. "Конечно, Чианг прав! Я сотворен совершенным, мои возможности
безграничны, я - Чайка!" Он почувствовал могучий прилив радости.
- Хорошо! - сказал Чианг, и в его голосе прозвучало торжество.
Джонатан открыл глаза. Они были одни - он и Старейший на
совершенно незнакомом морском берегу: деревья подступали к самой воде,
над головой висели два желтых близнеца - два солнца.
- Наконец-то ты понял, - сказал Чианг, - но тебе нужно еще
поработать над управлением...
Джонатан не мог прийти в себя от изумления:
- Где мы?
Необычный пейзаж не произвел на Старейшего никакого впечатления,
как и вопрос Джонатана.
- Очевидно, на какой-то планете с зеленым небом и двойной звездой
вместо солнца.
Джонатан испустил радостный клич - первый звук с тех пор, как он
покинул Землю.
- ПОЛУЧАЕТСЯ!
- Разумеется, Джон, разумеется, получается, - сказал Чианг. -
Когда знаешь, что делаешь, всегда получается. А теперь об управлении...



Они вернулись уже в темноте. Чайки не могли отвести взгляда от
Джонатана, в их золотистых глазах застыл ужас: они видели, как его
вдруг не стало на том месте, где он провел столько времени в полной
неподвижности.
Но Джонатан недолго принимал их поздравления.
- Я здесь новичок! Я только начинаю! Это мне надо учиться у вас!
- Как странно, Джон, - сказал Салливан, стоявший рядом с ним. - За
десять тысяч лет я не встретил ни одной чайки, которая училась с таким
же бесстрашием, как ты.
Стая молчала. Джонатан в смущении переступал с лапы на лапу.
- Если хочешь, мы можем начать работать над временем, - заговорил
Чианг, - и ты научишься летать в прошлое и будущее. Тогда ты будешь
подготовлен к тому, чтобы приступить к самому трудному, самому
дерзновенному, самому интересному. Ты будешь подготовлен к тому, чтобы
лететь ввысь, и поймешь, что такое доброта и любовь.
Прошел месяц или около месяца, Джонатан делал невероятные успехи.
Он всегда быстро продвигался вперед даже с помощью обычных тренировок,
но сейчас, под руководством самого Старейшего, он воспринимал новое,
как обтекаемая, покрытая перьями вычислительная машина.
А потом настал день, когда Чианг исчез. Он спокойно беседовал с
чайками и убеждал их постоянно учиться, и тренироваться, и стремиться
как можно глубже понять всеобъемлющую невидимую основу вечной жизни. Он
говорил, а его перья становились все ярче и ярче и, наконец, засияли
так ослепительно, что ни одна чайка не могла смотреть на него.
- Джонатан, - сказал он, и это были его последние слова, -
постарайся постигнуть, что такое любовь.
Когда к чайкам вернулось зрение, Чианга с ними уже не было.
Дни шли за днями, и Джонатан заметил, что он все чаще думает о
Земле, которую покинул. Знай он там одну десятую, одну сотую того, что
узнал здесь, насколько полнее была бы его жизнь! Он стоял на песке и
думал: что' если там, на Земле, есть чайка, которая пытается вырваться
из оков своего естества, пытается понять, что могут дать крылья, кроме
возможности долететь до рыболовного судна и схватить корку хлеба. Быть
может, она даже решилась сказать об этом во всеуслышание, и стая
приговорила ее к Изгнанию. И чем больше Джонатан упражнялся в
проявлении доброты, тем больше он трудился над познанием природы любви,
тем сильнее ему хотелось вернуться на Землю. Потому что, несмотря на
свое одинокое прошлое, Джонатан был прирожденным наставником, и его
любовь проявлялась прежде всего в стремлении поделиться добытой им
правдой с каждой чайкой, которая ждала только благоприятного случая,
чтобы тоже ринуться на поиски правды.
Салливан, который за это время вполне овладел полетами со
скоростью мысли и уже помогал другим, не одобрял замыслов Джонатана.
- Джон, тебя некогда приговорили к Изгнанию. Почему ты думаешь,
что те же чайки захотят слушать тебя сейчас? Ты знаешь поговорку и
знаешь, что она справедлива: чем выше летает чайка, тем дальше она
видит. Чайки, от которых ты улетел, стоят на земле, они кричат и
дерутся друг с другом. Они живут за тысячу миль от небес, а ты
говоришь, что хочешь показать им небеса - оттуда, с земли! Да ведь они,
Джон, не могут разглядеть концов своих собственных крыльев. Оставайся
здесь. Помогай здесь новым чайкам, помогай тем, кто взлетел достаточно
высоко, чтобы увидеть то, о чем ты хочешь им рассказать. - Он немного
помолчал и добавил: - Что, если бы Чианг вернулся в свой старый
мир? Где бы ты сам находился сегодня?
Последний довод был самым убедительным: конечно, Салливан прав.
Чем выше летает чайка, тем дальше она видит.
Джонатан остался и занимался с новыми птицами, которые прилетали
на небеса; они все были очень способными и быстро усваивали то, что им
объясняли. Но к нему вернулось прежнее беспокойство, он не мог
избавиться от мысли, что на Земле, наверное, живут одна-две чайки,
которые тоже могли бы учиться. Насколько больше знал бы он сейчас,
появись Чианг рядом с ним в те дни, когда он был Изгнанником!
- Салли, я должен вернуться, - сказал он в конце концов. - У тебя
прекрасные ученики. Они помогут тебе справиться с новичками.
Салливан вздохнул, но не стал возражать.
- Боюсь, Джонатан, что я буду скучать по тебе. - Вот и все, что он
сказал.
- Салли, как тебе не стыдно! - с упреком воскликнул Джонатан. -
Разве можно говорить такие глупости! Чем мы с тобой занимаемся изо дня
в день? Если наша дружба зависит от таких условностей, как пространство
и время, значит, мы сами разрушим наше братство в тот миг, когда сумеем
преодолеть пространство и время! Но, преодолевая пространство,
единственное, что мы покидаем, - это Здесь. А преодолевая время, мы
покидаем только Сейчас. Неужели ты думаешь, что мы не сможем повидаться
один-два раза в промежутке между тем, что называется Здесь и Сейчас?
Салливан невольно рассмеялся.
- Ты совсем помешался, - сказал он ласково. - Если кто-нибудь в
силах показать хоть одной живой душе на земле, как охватить глазом
тысячу миль, это наверняка Джонатан Ливингстон. - Он смотрел на песок.
- До свидания, Джон, до свидания, друг.
- До свидания, Салли. Мы еще встретимся.
Произнеся эти слова, Джонатан тут же увидел внутренним взором
огромные стаи чаек на берегах другого времени и с привычной легкостью
ощутил: нет, он не перья и кости, он - совершенное воплощение идеи
свободы и полета, его возможности безграничны.



Флетчер Линд был еще очень молодой чайкой, но он уже знал, что не
было на свете птицы, которой пришлось бы терпеть такое жестокое
обращение Стаи и столько несправедливостей!
"Мне все равно, что они говорят, - думал он, направляясь к Дальним
Скалам; он кипел от негодования, его взгляд помутился. - Летать - это
вовсе не значит махать крыльями, чтобы перемещаться с места на место.
Это умеет даже... даже комар. Какая-то одна бочка вокруг Старейшей
Чайки, просто так, в шутку, и я - Изгнанник! Что они, слепы? Неужели
они не видят? Неужели они не понимают, как мы прославимся, если в самом
деле научимся летать?
Мне все равно, что они обо мне думают. Я покажу им, что значит
летать. Пусть я буду одиноким Изгнанником, если им так хочется. Но они
пожалеют об этом, еще как пожалеют..."
Голос проник в его голову, и хотя это был очень тихий голос,
Флетчер так испугался, что вздрогнул и застыл в воздухе:
- Не сердись на них, Флетчер! Изгнав тебя, они причинили вред
только самим себе, и когда-нибудь они узнают, когда-нибудь они увидят
то, что видишь ты. Прости их и помоги им понять.
На расстоянии дюйма от конца его правого крыла летела ослепительно
белая, самая белая чайка на свете, она скользила рядом с Флетчером без
малейших усилий, не шевеля ни перышком, хотя Флетчер летел почти на
предельной скорости.
На мгновенье у молодого Флетчера все смешалось в голове.
"Что со мной происходит? Я сошел с ума? Я умер? Что это значит?"
Негромкий спокойный голос вторгался в его мысли и требовал ответа.
- Чайка Флетчер Линд, ты хочешь летать?
- ДА. Я ХОЧУ ЛЕТАТЬ!
- Чайка Флетчер Линд, так ли сильно ты хочешь летать, что готов
простить Стаю и учиться и однажды вернуться к ним и постараться

Мерцающая

avatar
Супермодератор
ПРИТЧА О СЛЕДАХ

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Жил был один человек. Утром он отправлялся на работу, вечером возвращался домой, а ночью спал, впрочем, как и все люди. И в одну из ночей приснился ему сон...

Снится ему, что идет он по пустыне. Идти очень тяжело – ноги вязнут в песке, солнце жарит немилосердно, а вокруг – безжизненное пространство. Но все же иногда, когда пройдены многие километры пути, на горизонте вспыхивает маленькая зеленая точка, которая, постепенно приближаясь, постепенно превращается в оазис. Здесь и вода родниковая наконец смочит потрескавшиеся губы, и трава зеленая глаза успокоит, и птицы своим щебетом усладят слух путника. Посидит он в этом месте, восстановит силы и снова двигается в путь.

И опять, раскаленный песок до самого горизонта и конца ему не видно. И этот путь через пустыню – как будто жизнь его. Но самое главное, что все время, когда он оглядывается назад - он видит рядом со своими следами еще одну цепочку следов. И знает он, что это следы Бога, что в самые трудные минуты Бог не оставляет его, а идет рядом. И от этого знания на душе становится значительно легче.

Но однажды произошло вот что - шел он уже много-много дней, а оазиса на его пути все не попадалось. Ноги путника покрылись струпьями и кровоточили, губы ссохлись и уже не могли произнести ни проклятия, ни молитвы, на разум упало тяжелое густое марево. Казалось – все высохло, и не осталось ни капли влаги во всем мире.

И вот душная пелена совсем накрыла его разум, и он почувствовал приближение смерти, от чего стало ему ужасно страшно, и он потерял сознание. Долго ли, коротко это продолжалось - он так никогда и не узнал, но через какое-то время очнулся он оттого, что повеяло на него прохладой. Открыл он глаза, прополз несколько шагов, каждой клеточкой иссохшего тела ощутив долгожданную воду. Он пил очень долго, и капля за каплей вливались в него душевные и телесные силы. Он вновь возвращался к жизни. Напившись, он по обыкновению обернулся назад, и к своему удивлению увидел лишь одну цепочку следов, которая, петляя, уходила за горизонт.

Тогда, с великим негодованием, он обратился к небесам: "Да как ты мог, в самый тяжелый момент, когда я чуть ли не умер, когда твоя помощь была нужна мне больше всего на свете, как ты мог оставить меня, Господи?"

И его чувство было настолько сильным и искренним, что он не слишком удивился, когда с неба послышался голос, отвечающий на его вопрос: «Посмотри внимательно, человек. Когда тебе было совсем плохо, когда у тебя не было сил идти, когда ты потерял надежду и чудом не потерял жизнь, тогда...

Я НЕС ТЕБЯ НА РУКАХ.

Мерцающая

avatar
Супермодератор
ПРИТЧА О ЙОГИНЕ

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Высоко в горах Тибета жил-был йогин, который мог силой своей медитации переносить свой ум в различные уголки Вселенной. И вот, однажды, решил он отправиться в Ад. Он оказался в комнате с большим круглым столом посередине, вокруг которого сидели люди. На столе стоял горшок с тушеным мясом, который был настолько большим, что еды с лихвой хватило бы каждому. Мясо пахло так вкусно, что рот у йогина наполнился слюной. Тем не менее, никто из людей не прикасался к еде. У каждого сидевшего за столом была ложка с очень длинной ручкой - достаточно длинной, чтобы дотянуться до горшка и набрать полную ложку мяса, но слишком длинной для того, чтобы положить мясо в рот. Все люди были ужасно истощены, их лица были полны отчаяния и злобы. Йогин понял, что страдания этих людей и в самом деле ужасны и сочувственно склонил голову.

И тогда решил йогин отправиться в Рай. Он оказался в комнате, которая ничем не отличалась от первой - тот же стол, тот же горшок мяса, те же ложки с длинными ручками. И сначала йогин подумал, что ошибся, но радостные лица людей, глаза, светящиеся счастьем, говорили о том, что он действительно попал в Рай. Йогин ничего не мог понять, но потом посмотрел внимательно, и ему стало ясно, чем отличался Рай от Ада. Различие было только в одном - люди в этой комнате научились кормить друг друга.

Мерцающая

avatar
Супермодератор
ПРИТЧА О ДВУХ МОНАХАХ

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Однажды старый и молодой монах возвращались в свою обитель. Путь их пересекала река, которая из-за дождей очень сильно разлилась.

На берегу стояла молодая женщина, которой также нужно было перебраться на противоположный берег, но она не могла обойтись без посторонней помощи. Обет строго-настрого запрещал монахам прикасаться к женщинам, и молодой монах демонстративно от нее отвернулся. Старый же монах подошел к женщине, взял ее на руки и перенес через реку. Весь оставшийся путь монахи хранили молчание, но у самой обители молодой монах не выдержал: "Как ты мог прикоснуться к женщине!? Ты же давал обет!" На что старый спокойно ответил: "Странно, я перенес ее и оставил на берегу реки, а ты до сих пор ее несешь".

ПРТЧА О КОЛЬЦЕ ЦАРЯ СОЛОМОНА

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Жил был царь Соломон. Несмотря на то, что он был очень мудрым, его жизнь была очень беспокойной. Однажды решил он обратиться за советом к придворному мудрецу: "Помоги мне - очень многое в этой жизни способно вывести меня из себя. Я подвержен страстям, и это сильно осложняет мою жизнь!" На что Мудрец ответил: "Я знаю, как тебе помочь. Надень это кольцо - на нем высечена фраза: "ЭТО ПРОЙДЕТ!" Когда к тебе придет сильный гнев или сильная радость, просто посмотри на эту надпись, и она отрезвит тебя. В этом ты найдешь спасение от страстей!".

Соломон последовал совету Мудреца и смог обрести спокойствие. Но однажды, во время одного из приступов гнева, он, как обычно, взглянул на кольцо, но это не помогло - наоборот, он еще больше вышел из себя. Он сорвал кольцо с пальца и хотел зашвырнуть его подальше в пруд, но вдруг увидел, что на внутренней стороне кольца тоже есть какая-то надпись. Он присмотрелся и прочитал: "И ЭТО ТОЖЕ ПРОЙДЕТ..."

ПРИТЧА О КРЕСТЕ

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Решил как-то один человек, что у него слишком тяжелая судьба. И обратился он к Богу с такой просьбой: "Господи, мой крест слишком тяжел, и я не могу его нести. У всех людей, которых я знаю, кресты гораздо легче. Не мог бы ты заменить мой крест на более легкий?" И сказал Бог: "Хорошо, я приглашаю тебя в мое хранилище крестов - выбери себе тот, который тебе самому понравится". Пришел человек в хранилище и стал подбирать себе крест: он примерял на себя все кресты, и все ему казались слишком тяжелыми. Перебрав все кресты, он заметил у самого выхода крест, который показался ему легче других, и сказал Богу: "Позволь мне взять этот". И ответил Бог: "Так ведь это и есть твой собственный крест, который ты оставил в дверях, перед тем как стал мерить остальные".

ПРИТЧА О СЛЕПОМ

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Однажды один человек проходил мимо слепого. У ног слепого лежала табличка, на которой было написано: «Я слепой. Помогите мне, пожалуйста». По-видимому, дела слепого шли не очень хорошо - в его шляпе была всего одна монета.

Человек взял табличку, что-то на ней написал, поставил табличку на место и пошел своим путем. Через несколько часов он возвращался обратно и, проходя мимо слепого, увидел, что его шляпа полна монет. Табличка с новой надписью стояла на том же месте. На ней было написано: «Сейчас весна, но я не могу её увидеть».

Мерцающая

avatar
Супермодератор
ПРИТЧА О ЦАРЕ ДАВИДЕ

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]


Когда царь Давид почувствовал, что он скоро умрет, он позвал к себе своего сына, будущего царя Соломона.
- Ты уже побывал во многих странах и видел много людей, - сказал Давид. – Что ты думаешь о мире?
- Везде где я был, - ответил Соломон, я видел много несправедливости, глупости и зла. Не знаю, почему так устроен наш мир, но я очень хочу его изменить.
- Хорошо. А ты знаешь, как сделать это?
- Нет, отец.
- Тогда послушай.
И царь Давид рассказал будущему царю Соломону такую историю.

Давным-давно, когда мир был юн, землю населял один-единственный народ. Правил этим народом Царь, имя которого время не донесло до нас. Было у него четверо детей – их имена тоже канули в Лету. Когда пришло его время умирать, он призвал к себе четырех наследников и завещал им нести людям Справедливость, Мудрость, Добро и Счастье.

Несправедливость – сказал он, возникает из-за того, что человек относится к миру очень пристрастно. Чтобы стать справедливым, человек должен избавиться от власти чувств и вести себя так, как будто мир существует независимо от него. "Мир существует, а я не существую" - только этот принцип может взять за основу справедливый человек.

Глупость – продолжал он, возникает потому, что человек судит об огромном и многообразном мире только с позиции своего знания. Как невозможно вычерпать море, так и невозможно полностью познать мир. Расширяя свои знания, человек лишь переходит от большей глупости к меньшей. Поэтому мудр тот человек, который ищет истину не в мире, а в самом себе. "Я существую, а мир не существует" - этим принципом руководствуется мудрец.

Зло – сказал Царь, появляется тогда, когда человек противопоставляет себя миру. Когда ради своих целей он вмешивается в естественный ход событий и подчиняет все своей воле. Чем больше человек стремится господствовать над миром, тем больше мир сопротивляется ему, ибо зло порождает зло. "Мир существует, и я существую. Я растворяюсь в мире" - вот основа для тех, кто несет в мир Добро.

И наконец – Несчастье испытывает тот человек, которому чего-то не хватает. И чем больше ему этого не хватает, тем более он несчастен. А так как человеку всегда чего-нибудь не хватает, то, утоляя свои желания, он лишь переходит от большего несчастья к меньшему. Счастлив тот человек, внутри которого весь мир - ему не может чего-либо не хватать. "Мир существует, и я существую. Весь мир растворен во вне" – вот формула Счастья.

Итак, царь передал формулы Справедливости, Мудрости, Добра и Счастья своим сыновьям, и вскоре после этого умер. Наследники же, заметив, что эти формулы противоречат друг другу, решили поступить следующим образом. Они разделили весь народ на четыре равные части и каждый стал управлять своим народом. Один царь нес людям Справедливость, второй – Мудрость, третий – Добро, а четвертый – Счастье. В результате на Земле появились Справедливый народ, Мудрый народ, Добрый народ и Счастливый народ.

Прошло время, и постепенно народы перемешались. Справедливые люди хорошо знали, что такое справедливость, но совсем не знали, что такое мудрость, добро и счастье. Поэтому справедливые люди несли в мир глупость, зло и несчастье. Мудрые люди несли в мир несправедливость, зло и несчастье. Добрые люди несли в мир несправедливость, глупость и несчастье. А Счастливые люди несли в мир несправедливость, глупость и зло - так закончил свой рассказ царь Давид.

- Поэтому тебе, Соломон, мир и кажется таким скверным.

- Я все понял, - ответил Соломон. – Надо научить всех людей всему сразу – и Справедливости, и Мудрости, и Добру и Счастью. Я исправлю ошибку наследников Царя

- Хорошо, - сказал Давид, но ты не учитываешь, что мир уже изменился. Несправедливость, зло и несчастье уже перемешаны среди людей. Они породили страх. Чтобы победить эти пороки, нужно прежде всего справиться со страхом.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Тогда объясни мне, как побороть страх.

Страх бывает разным. Но главная его форма такова: в радости люди боятся смерти, а в печали – бессмертия. И лишь тот, кто знает цену и радости, и печали не боится ни смерти, ни бессмертия.

... Царя Соломона уже давно нет, но люди помнят его. Его называли справедливым, добрым, счастливым и бесстрашным.

Василиса

avatar
На интернет-просторах нашла сказку про волшебницу Лину. Автор Роман Ударцев.
Часть первая.
"Успеть"

Лина крепче взялась за посох, аметист на его вершине сиял ровным фиолетовым светом. Тонкие пальцы побелели от напряжения, волшебница всматривалась во тьму пещеры. Дракон, сказали ей в замке, но она точно знала, что это не дракон. Лина достаточно общалась с драконами, чтобы понять насколько это чистоплотные создания, так что если судить по кучам вонючих экскрементов возле входа, здесь находилось что-то большое и грязное. Может быть баньши или тролль.
Стой, не стой, а идти под землю все равно придется. И дело не в тысяче золотых, а в восьмерых пропавших за последний месяц ребятишках. Герцог вряд ли бы почесался, но последним пропал сын его шерифа. И главный оплот порядка уже неделю пил не просыхая. Так что старому герцогу пришлось самому разбирать жалобы и доносы подданных, что конечно не так интересно как молодой и симпатичный сэр Арчибальд. Лина приподняла посох перед собой и произнесла Слово Защиты. К сожалению, этот аркан не защищал от вони. Платок, щедро смоченный духами, уже не помогал, волшебница раздраженно сорвала его с лица и зашла в сумрачную пещеру.
Тишина и спокойствие, ни тебе рева, ни тебе рыка. Тварь попалась трусливая, Лина вздохнула, теперь придется лазить по этой пещере.
Каменные глаза следили за ней с потолка, горгулья видела силу, пульсирующую в человеке. Ведьма совсем не походила на тех вкусных и беззащитных детей, которых тварь привыкла есть. Горгулья была очень стара, и это не от того что она кидалась на любого врага, трусость унижает гордость, но продлевает жизнь. Едва волшебница отошла от входа, каменная тварь рванулась к свободе и расплющила гранитный нос о невидимую преграду.
Лина была далеко не глупа и такой вариант развития событий предусмотрела. Никакого боя не было, волшебница выкрикнула сначала Заклятье Повиновения и добила скулящую от ужаса горгулью Черным Ветром. Жалости к горгулье Лина не чувствовала, в вопросах выживания нет места сантиментам, а эта зараза жрала беззащитных детей.
Выбравшись из пещеры, Лина удрученно рассматривала забрызганный зеленой кровью горгульи плащ, отстирать эти пятна вряд ли удасться, а золотистый плащ шили на заказ в лучших мастерских Гилиар-града. Решено, сумрачно подумала волшебница, слуплю с герцога еще двадцать золотых сверху. В контракте указывались дополнительные расходы, на подготовку и сопутствующие материалы, так что буду включать наглость. Лина быстро шла через лес, через два часа ей надо пройти Врата, а идти еще далеко. На полпути ей встретились егеря старго герцога, но вместо того чтобы предложить даме лошадь эти идиоты рванули предупреждать господина. На награду что ли рассчитывали, раздраженно размышляла Лина.
- Госпожа, наша благодарность не знает границ. – уже полчаса герцог разливался соловьем и волшебница начинала закипать.
- Герцог, - сказала она достаточно грубо, но солнце клонилось к закату, так что для дворцового этикета уже не осталось времени – давайте рассчитаемся и довольные друг другом разойдемся?
- Госпожа может, желает вина, чтобы остудить душу после подвига? – накрашенный сэр Арчибальд поднес ей серебряный кубок.
Лина автоматически взяла бокал, ее раздражала задержка, Врата откроются точно на закате, а застревать в Северном Герцогстве еще на сутки, ей не хотелось. Она поднесла бокал к губам и потянула носом аромат вина, хорошее вино, из подмерзшей ягоды чукаран. Но не глотнула, что-то в запахе настораживало. Даже не в запахе, а в напряженном ожидании, что сквозило в взглядах старого герцога и его любовника.
Едва слышно она пробормотала Слово Знания Сути Вещей и чуть не выругалась в голос. Вино было отравлено, старый герцог решил сэкономить тысячу золотых и отравить волшебницу. Скотина жадная, зло подумала Лина. Изящный жест и они увидели иллюзию пьющей вино волшебницы. Она не знала точно, какой яд использовали эти кретины, так что не стала пускать пену изо рта, чтобы не перегнуть палку. Достаточно хрипа и упавшего тела. Можно было просто уйти, но, во-первых, деньги все-таки забрать надо, во-вторых, за такие номера герцога следовало наказать.
Сэр Арчибальд подошел к иллюзорному трупу и хотел пощупать пульс, разумеется, его рука прошла насквозь. Недоумение на его лице быстро сменилось ужасом, он осознал, что ведьма жива и во что обойдется ее гнев неизвестно. Герцог еще не понял, что произошло, и крикнул любовнику:
- Ну что сдохла уже?
- Нет, ваша светлость, - Лина появилась рядом со стариком и постаралась скроить самую злобную улыбку на какую была способна, судя по трясущимся губам и побледневшему лицу, ей это удалось – я не сдохла, а вам это вино запомнится надолго!
Лина спешила, кошель с золотыми увесисто оттягивал пояс, а два дурака уже начали плести паутину в темных углах замка. Ничего, месяц поедят мух и обратно в людей превратятся, зато в следующий раз трижды подумают, перед тем как обманывать волшебников.
Красоты осеннего леса не трогали Лину, она мчалась к Священным Вратам Алирии. Девушка успела, даже пришла на пять минут раньше.
Слово Пути, произнесенное на границе Тьмы и Света, перенесло ее домой. Волшебница быстро переоделась, кинула грязный плащ в стирку. Время поджимало, так что без магии не обошлось, и все же она успела. Когда электронная птица звонка запела свою трель, на плите дымился готовый ужин.
Муж, в пыльной после рабочего дня одежде, обнял ее в прихожей. Пока он мылся, Лина накрыла на стол.
- Как день прошел? – Лина подперла щеку кулаком и смотрела, как муж ест жаркое.
- Да, опять китайскую дешевку закупили, а требуют, чтобы работало как на отечественных деталях, – муж хмыкнул – балбесы…. А ты что сегодня делала?
- Да как обычно, - пожала плечами Лина – мало ли по-дому работы? Стирала, готовила, убирала….
- И как ты все успеваешь? – муж подмигнул ей – Ты часом не колдунья?
Лина увидела забытый ей впопыхах посох, что стоял за дверью, тихонько щелкнула пальцами, и тот провалился в подпространство, к счастью муж ничего не заметил. Улыбнулась ему и сказала любимую свою присказку:
- Женщине не склонной к колдовству, нечего делать на кухне….

Гость


Гость
Что спасет любовь?
Когда-то давным давно, все чувства и духовные ценности людей жили на одном небольшом острове. Радость, Счастье, Любовь, Благодарность, Зависть, Гнев, Гордыня - все они жили вместе.
И вот однажды прошёл слух, что остров скоро уйдёт под воду. И все чувства стали строить себе лодки. Одна Любовь никак не могла поверить, что такое возможно. Она всё вокруг видела только в радужном свете.
Но потоп всё же начался. И дивный остров стал медленно, но верно тонуть.
Любовь поняла, что уже не успеет построить себе плот, поэтому начала проситься в проплывающие мимо лодки.
Неподалеку проплывал роскошный корабль Богатства.
- Богатство, возьми меня к себе, - просила Любовь.
Но Богатство сказало, что на его корабле очень много драгоценностей, золота, серебра, но, к сожалению, для Любви на нём места нет.
Но тут Любовь увидела другой корабль, на котором плыла Грусть.
- Спаси меня! - взмолилась Любовь.
-Прости, Любовь, но мне так грустно, что я должна побыть одна! - ответила Грусть и уплыла.
Любовь обратилась к Гордости, корабль которой проплывал мимо. Но Гордость тоже не взяла Любовь к себе.
"На моём корабле порядок и совершенство, ты можешь нарушить эту красоту!" - ответила она.
Совсем опечалилась Любовь, ведь кораблей поблизости почти не осталось. Но вдруг она услышала голос: "Любовь, иди ко мне, я возьму тебя с собой!" Обернувшись, Любовь увидела совсем седого старца на небольшом кораблике. Она была так рада и благодарна ему, что совсем забыла спросить его имя.
Когда они доплыли до земли, Любовь осталась, а старец поплыл дальше.
И только тут Любовь поняла, что даже не знает имени своего спасителя.
- Кто же меня спас? - спросила любовь у Познания.
- Это было Время! - ответило Познание.
- Время? - удивилась Любовь.
- Но почему же он спас меня?
- Только Время понимает и знает, как важна в жизни Любовь!

Липусёнка

avatar
Уродливый кот
Мир, увы, не всегда спасает красота. Мы правильно живём в этом мире, если правильно любим его.
«Каждый обитатель нашего дома, в котором жила и я, знал, насколько Уродливый был уродлив наш местный кот. Уродливый любил три вещи в этом мире: борьба за выживание, поедание «чего подвернётся» и, скажем так, любовь. Комбинация этих вещей плюс бездомное проживание на нашем дворе, оставила на теле Уродливого неизгладимые следы. Уродливый кот имел только один глаз. С той же самой стороны отсутствовало и ухо, а левая нога была когда-то сломана и срослась под каким-то невероятным углом, благодаря чему создавалось впечатление, что кот всё время собирается повернуть за угол. Его хвост давно отсутствовал. Остался только маленький огрызок, который постоянно дёргался. И, если бы не множество шрамов, покрывающих голову и даже плечи Уродливого, его можно было бы назвать тёмно-серым полосатым котом.
У любого, хоть раз посмотревшего на него, возникала одна и та же реакция: «До чего же Уродливый кот!». Всем детям было категорически запрещено касаться его. Взрослые бросали в него бутылки и камни, чтобы отогнать подальше и поливали из шланга, когда он пытался войти в дом, или защемляли его лапу дверью, чтобы он не мог выйти. Удивительно, но Уродливый всегда проявлял одну и ту же реакцию. Если его поливали из шланга — он покорно мок, пока мучителю не надоедала эта забава. Если в него бросали что-то — он тёрся о ноги, как бы прося прощения. Если он видел детей, он стремглав бежал к ним и тёрся головой о руки и громко мурлыкал, выпрашивая ласку. Если кто-нибудь всё-таки брал его на руки, он тут же начинал сосать уголок блузки, пуговицу или что-нибудь другое, до чего мог дотянуться.
Но, однажды на Уродливого напали соседские собаки. Из своего окна я услышала лай псов, его крики о помощи и команды «фас!» хозяев собак, и тут же бросилась на помощь. Когда я добежала до него, Уродливый Кот был ужасно искусан, весь в крови и почти что мёртв. Он лежал, свернувшись в клубок, дрожа от страха и боли. Его спина, ноги, задняя часть тела совершенно потеряли свою первоначальную форму. Его грустная жизнь подходила к концу. След от слезы пересекала его лоб. Пока я несла его домой, он хрипел и задыхался. Я бегом несла его домой и больше всего боялась повредить ему ещё больше. А он тем временем пытался сосать моё ухо. Я остановилась и, задыхаясь от слёз, прижала его к себе. Кот коснулся головой ладони моей руки, его золотой глаз повернулся в мою сторону, и я услышала… мурлыкание! Даже испытывая такую страшную боль, кот просил об одном — о капельке любви! Возможно, о капельке сострадания… И в тот момент я думала, что имею дело с самым любящим существом из всех, кого я встречала в моей жизни. Самым любящим и самым-самым красивым. Он только смотрел на меня, уверенный, что я сумею смягчить его боль.
Уродливый умер на моих руках прежде, чем я успела добраться до дома, и я долго сидела у своего подъезда, держа его на коленях.

Впоследствии я много размышляла о том, как один несчастный калека смог изменить мои представления о том, что такое истинная чистота духа, верная и безпредельная любовь. Так оно и было на самом деле. Уродливый сообщил мне о сострадании больше, чем тысяча книг, лекций или разговоров. И я всегда буду ему благодарна. У него было искалечено тело, а у меня была поцарапана душа. Настало и для меня время учиться любить верно, и глубоко. Отдавать любовь ближнему своему без остатка.

Большинство из нас хочет быть богаче, успешнее, быть сильными и красивыми.
А я буду всегда стремиться к одному — любить, как Уродливый кот…

Прочитано и скопировано с одного замечательного сайта.

Гость


Гость
Устройство Вселенной
Наверное многие слышали о девушке Анастасие и рассказах о ней из книг В. Мегре. Эта прекрасная женщина обладает возможностями, которые стремятся постич многие искатели духовного. Она, образ человека-бога, одна из величайших людей планеты, рассказывает нам о Сотворении Мира. Каждый человек, открывший для себя Родовую Память, может проверить эту информацию, как и саму нашу историю, и более того стать такой же как она. Текст взят из 4-й книги В. Мегре "Сотворение".
Началло творения
Представь начало. Ещё не было земли. Ещё материя не отражала свет вселенский. Но, как сейчас, заполнена Вселенная была энергий разных множеством великим. Энергий сущности живые во тьме и мыслили, во тьме творили. Не нужен свет им внешний был. Внутри себя, себе они светили. И в каждой было всё — и мысль, и чувства, и энергия стремленья. Но всё ж отличия меж ними были. У каждого одна над всем другим энергия преобладала. Как и сейчас, есть во Вселенной сущность разрушенья и сущность, созидающая жизнь. И множество оттенков разных, похожих на людские чувства, были у других. Между собой никак вселенские те сущности соприкасаться не могли. Внутри у каждой сущности энергий множество то вялое, то вдруг молниеносное движенье создавало. Внутри себя собой содеянное, собою тут же и уничтожало. Пульсация их космос не меняла, она никем не видима была, и каждая считала, что одна она в пространстве. Одна!
Неясность своего предназначенья им не давала сделать не гибнущим творенье то, что может удовлетворенье принести. Вот потому в безвременьи, в бескрайности пульсация была, но не было всеобщего движенья.
И вдруг как импульсом коснулось всех общенье! Одновременно всех, вселенной необъятной. То среди комплексов энергий тех живых один вдруг озарил других. Был стар тот комплекс или очень юн, нельзя сказать обычными словами. Из вакуума он возник или из искр всего, о чём помыслить можно, неважно это. Тот комплекс очень сильно походил на человека! На человека, что живёт сегодня! Подобен был его второму “я”. Не материальному, но вечному, святому. Энергии стремлений и его мечты живые впервые слегка касаться стали всех сущих во Вселенной. И он один так пылок был, что всё привёл в движенье ощущенья. Общенья звуки впервые прозвучали во Вселенной. И если б звуки первые на современные слова перевести, то смысл вопросов и ответов почувствовали мы. Со всех сторон Вселенной необъятной один вопрос произносимый всеми, стремился к одному Ему:
— Чего так пылко ты желаешь? — вопрошали все. А он в ответ, уверенный в своей мечте:
— Совместного творения и радости для всех от созерцания его.
— Что радость может принести для всех?
— Рожденье!
— Чего рожденье? Самодостаточность имеется у каждого давно.
— Рожденье, в котором частички будут заключены всего!
— В одном как можно воссоединить всё разрушающее и созидающее всё?
— Противоположные энергии, сначала сбалансировав в себе!
— Кому подобное по силам?
— Мне.
— Но есть энергия сомненья. Сомненье посетит тебя и уничтожит, на мелкие частички разорвут тебя всего энергий разных множество. Противоположности в едином удержать никто не сможет.
— Энергия уверенности тоже есть. Уверенность, сомненье, когда равны, помогут точности и красоте для будущего сотворенья.
— Как сам себя назвать ты можешь?
— Я Бог. В себя частички ваших всех энергий я принять смогу. Я устою! Я сотворю! Для всей Вселенной радость принесёт творенье!
Со всей Вселенной, все сущности одновременно, в одного Его своих энергий выпустили сонмы. И каждая над всем преобладать стремилась, чтоб в новом лишь она верховной воплотилась.
Так началась великая борьба энергий всех вселенских. Нет времени величины, объёма меры нет, чтоб охарактеризовать масштабы той борьбы. Спокойствие настало лишь тогда, когда всех осознанье посетило: ничто не сможет выше и сильнее быть одной энергии вселенской — энергии Божественной мечты.
Бог обладал энергией мечты. Он всё в себе смог воспринять, всё сбалансировать и усмирить и стал творить. Ещё в себе творить. Ещё в себе творенья будущие сотворяя, лелеял каждую деталь со скоростью, которой нет определенья, продумывал взаимосвязь со всем для каждого творенья. Он делал всё один. Один во тьме Вселенной необъятной. Один в себе энергий всех вселенских ускорял движенье. Неведомость исхода всех пугала и удалила от Создателя на расстоянье. Создатель в вакууме оказался. И вакуум тот расширялся.
Был холод омертвления. Испуг и отчуждение вокруг, 0н один прекрасные рассветы уж видел, и пенье слышал птиц, и аромат цветенья. Он своей пылкою мечтой один творил прекрасные творенья.
— Остановись, — Ему твердили, — ты в вакууме, ты сейчас взорвёшься! Как держишь ты энергии в себе? Ничто не помогает тебе сжаться, теперь удел твой только разорваться. Но если есть мгновенье у тебя, остановись! Тихонько распусти энергии творящие свои.
А он в ответ:
— Мои мечты! Их не предам! Для них я буду продолжать сжиматься и ускорять энергии свои. Мои мечты! В них по траве, среди цветов, я вижу, — торопыжка бежит муравей. И орлица на взлёте дерзком обучает летать сыновей.
Неведомой энергией своей Бог ускорял в себе движение энергии Вселенной всей. В Душе Его их в зёрнышко сжимало вдохновенье.
И вдруг Он ощутил прикосновенье. Со всех сторон, повсюду, обожгло оно Его неведомой энергией, и сразу отстранилось, своим теплом на расстояньи согревая, какой-то новой силой наполняя. И всё, что было вакуумом, засветилось вдруг. И звуки новые услышала Вселенная, когда спросил с восторгом нежным Бог:
— Кто ты? Энергия, какая?
В ответ услышал музыки слова:
— Энергия любви и вдохновенья я.
— Во мне частичка есть твоя. Энергии презренье, ненависть и злобу сдержать одна способной оказалась она.
— Ты Бог, твоя энергия — души твоей мечта в гармонию всё привести смогла. И если помогла моя частичка ей, то выслушай меня, о Бог, и мне помочь сумей.
— Что хочешь? Зачем коснулась ты меня всей силой своего огня?
— Я поняла, что я любовь. Я не могу частичкой... Твоей Душе хочу отдаться вся. Я знаю, чтоб не нарушилась гармония добра и зла, всю меня не впустишь Ты. Но я вокруг тебя заполню вакуум собою. Согрею всё внутри, вокруг тебя. Вселенский холод, мгла к тебе не прикоснутся.
— Что происходит? Что? Ещё сильней ты засветилась!
— Я не сама. Это твоя энергия! Твоя душа! Она лишь мною отразилась. И в навь твою свет отражённый возвращается.
Отчаянный и устремлённый, воскликнул Бог, Любовью вдохновлённый:
— Всё ускоряется. Бушует всё во мне. О, как прекрасно вдохновенье! Так пусть же сбудутся в любви светящейся мечты моей творенья!
Земля! Ядром Вселенной всей и центром для всего возникла зримая планета — Земля! Вокруг вдруг стали зримы звёзды, солнце и луна. Невидимый творящий свет, с Земли идущий, в них отражение нашёл своё.
Впервые во Вселенной план новый бытия явился! Материальный план, и он светился.
Никто, ничто от мига появления Земли зримой материей не обладал, Земля со всем, что во Вселенной, соприкасалась, но и сама собой была.
Самодостаточным творением она явилась. Растущее, живущее, что плавало и что летало, не умирало, в никуда не исчезало. Даже из гнили мошка получалась, а мошкарой иная жизнь питалась, в единую прекрасную всё жизнь сливалось.
В недоумении и восхищении все сущности вселенские смотреть на Землю стали. Земля со всем соприкасалась, но не дано кому-то было её коснуться.
Внутри у Бога вдохновенье нарастало. И в свете, вакуум заполнившем любви. Божественная сущность очертанья свои меняла, и формы, что теперь у человеческого тела, Божественная сущность принимала.
Вне скорости, вне времени работала Божественная мысль. Во вдохновеньи, озареньи она на бесконечность всех энергий мысли обгоняла и сотворяла! Ещё одно, пока в себе, невидимое сотворенье.
Вдруг полыхнуло озаренье, и вздрогнула, как в опаленьи, новым жаром энергия любви. И в восхищеньи радостном воскликнул Бог:
Вдруг полыхнуло озаренье, и вздрогнула, как в опаленьи, новым жаром энергия любви. И в восхищеньи радостном воскликнул Бог:
— Смотри Вселенная, смотри! Вот сын мой! Человек! Он на Земле стоит. Материален он! И в нём частички энергий всех вселенских есть. На всех он планах бытия живёт. Подобие и образ он Моё, и в нём частички ваших всех энергий есть, так полюбите! Полюбите же его!
Всем сущим радость сын мой принесёт. Он сотворенье! Он рожденье! Он всё из всех! Он новое создаст творенье, и претворится в бесконечность его всё повторяющееся возрожденье.
Когда один, когда умножен много крат он свет незримый источая, в единое его сливая, Вселенной будет управлять. Подарит радость жизни он всему. Я всё ему отдал и в будущем помысленное тоже отдаю.
Так впервые один ты стоял на прекрасной Земле.
ВМ: — Ты о ком говоришь? Обо мне?
А: — О тебе и о том, кто к строке прикоснётся записанной этой.
ВМ: — Анастасия, как же так? Здесь полная не состыковка получается. Как же все читающие могут там стоять, где сказано, что лишь один стоял. И в Библии про это говорится. Один сначала человек был, Адамом его звали. И ты сказала, Бог одного сотворил.
А: — Всё правильно, Владимир. Но смотри, от одного произошли все мы. Его частичка, информация, заложенная в ней, во всех других, рождённых на Земле, вселялась. И если волей мысли ты груз забот своих суетных отбросишь, то ощущения почувствуются те, что в маленькой частичке до сих пор хранятся. Она была там, помнит всё. Она в тебе сейчас и в каждом на земле живущем человеке. Ей дай раскрыться, ощути, что видел ты, и ты, сейчас читающий строку, что видел ты в начале своего пути.
ВМ: — Вот это да! Так что же получается, что все живущие сейчас там, на той Земле, в самом начале были?
А: — Да. Но на Земле на этой, не на той. Просто Земля была в ином обличье.
ВМ: — А как назвать всех нас одновременно можно?
А: — Тебе привычнее “Адам” услышать имя? Я буду пользоваться им, но ты представь, что это ты. И каждый пусть себя под этим именем представит. Я представлению словами помогу слегка.
ВМ: — Да, помоги. А то себя в тех временах я пока как-то слабо представляю.
А: — Чтоб легче было, ты представь себя вошедшим в сад на стыке лета и весны, и в том саду есть осени плоды. В нем существа, которых ты впервые видишь. Всё вместе взором трудно охватить, когда всё новое, и в каждом совершенство. Но вспомни, как впервые ты, Адам, цветок увидел, своё вниманье на цветке остановил. На маленьком совсем цветке.
Цвет васильковый, формы лепестков плавны из линий состояли. Слегка светились лепестки цветка, собою неба свет как будто отражали. И ты, Адам, к цветку подсел, творением любуясь. Но сколько б на цветок ты ни смотрел, видение цветка менялось. Лаская, ветерок покачивал на тонком стебельке цветок, и под лучами солнца шевелились лепестки, меняя угол отраженья света, полутона свои нежнейшие меняя. То трепетали лепестки на ветерке, то, как в приветствии, помахивали взору человека, то словно дирижировали музыке, в душе звучащей. И от цветка тончайший аромат тебя обнять стремился, человека.
Могучий вдруг услышал рык Адам и встал, повернулся в сторону звучанья. В отдалении огромный лев с львицею стояли. И о себе окрестность рыком лев оповещал. Адам смотреть стал на красивый и могучий стан, густою гривою увенчанный. И лев Адама увидал, и в тот же миг могучими прыжками на человека устремился зверь, и львица от него не отставала. Игрой их мышц могучих Адам залюбовался. В трёх метрах от Адама звери встали. Их человека взор ласкал, от человека нега исходила, и лев обласканный на землю в неге опустился, и львица рядышком легла, не шевелилась, чтоб не нарушить идущий к ним от человека благодатный тёплый свет.
Адам льва гриву пальцами перебирал, рассматривал и трогал когти лапы мощной, белых клыков рукой своей касался и улыбался, когда урчал лев от блаженства.
ВМ: — Анастасия, что это за свет от человека исходил вначале, что даже лев его не разорвал? И почему сейчас свет не исходит? Никто ж не светится сейчас.
А: — Владимир, разве ты не замечал, есть и сейчас отличие большое. Взгляд человека отличает всё земное: травинка маленькая, лютый зверь и камень с мыслью замедленной. Таинственен, загадочен, необъяснимой силой полон он. Ласкающим взгляд человека может быть. И разрушенья холодом окутать может всё живое взгляд человека. Скажи, тебе, к примеру, не приходилось взглядом чьим-то быть согретым? Иль, может, неприятно становилось тебе от глаз каких-то на душе?
ВМ: — Да в общем-то, бывало. Бывало так, что чувствуешь, как кто-то смотрит на тебя. Когда приятно смотрит, а когда — не очень.
А: — Вот видишь, значит, и тебе известно, что взгляд ласкающий приятное внутри тебя тепло создаст. И разрушенье, холод иной приносит взгляд. Много крат сильней в дни первые был взгляд у человека. Создатель сделал так, что всё живое стремилось быть согретым этим взглядом.
ВМ: — Куда ж сейчас вся сила взгляда человека подевалась?
А: — Не вся. Её ещё достаточно осталось, но суета, поверхностность мышленья, иная скорость мысли, лжепредставленья сути и вялость осознанья туманят взор, раскрыться не дают тому, чего все ждут от человека. Тепло души у каждого внутри хранится. Ах, если бы у всех ему всему раскрыться! Вся явь в прекрасный первозданный сад смогла б преобразиться.
ВМ: — У всех людей? Как было вначале у Адама? Такое разве может получиться?
А: — Всё может претвориться, к чему, от всех сливаясь в единое, людская мысль стремится.
Когда Адам один был, то сила мысли у него была такой, как человечества сейчас всего.
ВМ: — Ого! Вот почему и лев его боялся?
А: — Лев человека не боялся. Лев перед светом благодатным преклонялся. Всё сущее стремится благодать познать, которую создать способен только человек один. За это другом, братом, богом готово человека ощущать всё сущее не только не земле. Всегда родители стремятся все лучшие способности вселить в детей своих. Только родители желают искренне, чтобы детей способности превосходили их. Создатель человеку — сыну своему сполна отдал всё то, к чему в порыве вдохновенья сам стремился. И если все понять способны, что совершенен Бог, то чувствами родителей почувствуют пусть все, каким родитель Бог стремился сотворить дитё своё, любимого Им сына-человека. И как ответственности не боялся, и как навечно пред собою обязался не отрекаться от творенья своего, сказав слова сквозь миллионы лет до нас дошедшие: “Он сын мой — человек. Он образ мой! Подобие моё”,
ВМ: — Так, значит. Бог хотел, чтоб сын его, творение, ну, в общем, человек сильнее был Его.
А:- Стремленья всех родителей послужат подтверждением тому.
ВМ: — И что же, Адам в свой первый день оправдывал мечтанья Бога? Что дальше после встречи со львом стал делать он?
А: — Адам всё сущее стремился познавать. Определять название, предназначенье каждой твари. Бывало, быстро он задачу разрешал, бывало, долго с ней возился. Как, например, в день первый свой до вечера он прентозавра пытался предназначение определять, но не решил задачу. Вот и исчезли прентозавры все с Земли..
День первый
А: — Адаму было интересно всё. Травинка каждая, замысловатая букашка и в поднебесье птицы и вода. Когда он речку увидал впервые, залюбовался, как, на солнышке искрясь, бежит прозрачная вода, и жизни в ней многообразие увидел. Рукой Адам притронулся к воде. Теченье руку сразу же объяло и складочки все кожи на руке ласкало, к себе его влекло. Он в воду окунулся весь, и тело сразу легче стало, его вода держала и, журча, всё тело тут же обласкала. Ладонями подбросив воду вверх, он восхитился, как солнышка лучи в каждой играли капельке воды, потом те капельки теченье снова принимало. И с ощущеньем радостным Адам пил воду из реки. И до заката солнца любовался и размышлял, и вновь купался.
ВМ: — Постой, Анастасия, вот ты сказала, он попил, а ел хоть что-нибудь Адам за целый день? Какою пищей он питался?
А: — Вокруг многообразие плодов, по вкусу разных, было, и ягод, и для пищи годных трав. Но чувства голода в дни первые не испытал Адам. От воздуха он сытым оставался.
ВМ: — От воздуха? Но воздухом не будешь сыт. И даже поговорка есть такая.
А: — Тем воздухом, что дышит человек, сейчас действительно нельзя питаться. Сегодня воздух омертвлён и зачастую вреден для плоти и души бывает. О поговорке ты сказал, что воздухом не будешь сыт, но есть другая поговорка: “Я воздухом одним питался”, она и соответствует тому, что было человеку предоставлено вначале. Адам в прекраснейшем саду родился и в воздухе, что окружал его, не находилось ни одной пылинки вредоносной. В том воздухе пыльца растворена была и капельки росы чистейшей.
ВМ: — Пыльца? Какая?
А: - Цветочная пыльца и травяная, с деревьев и плодов эфиры источавшая. Из тех, что рядом были и отдалённых мест другое ветерки носили. Никак от дел великих человека тогда не отвлекали проблемы по добыче пищи. Всё окружающее через воздух его питало. Создатель сделал так всё изначально, что всё живое на земле в любви порыве стремилось человеку послужить, и воздух, и вода, и ветерок живительными были.
ВМ: — Ты тут права сейчас: бывает воздух вредным очень, но человек кондиционер придумал. Он воздух от частичек вредных очищает. И воду минеральную в бутылках продают. Так что сейчас проблемы воздуха, воды для многих, кто не беден, решены.
А: — Увы, Владимир, кондиционер проблемы не решает. Частички вредоносные задерживает он, но воздух ещё больше омертвляет. Вода, что в закупоренных бутылочках хранится, от закупоренности умирает. Она лишь клетки плоти старые питает. Для нового рожденья, чтоб плоти клеточки твоей всё время обновлялись, нужны живые воздух и вода.
ВМ: — Все это было у Адама?
А: — Да, было! Потому мысль быстро его мчалась. За относительно короткий срок он смог предназначение определить всему. Сто восемнадцать лет, как один день, промчались.
ВМ: — Сто восемнадцать лет — до такой старости глубокой один прожил Адам?
А: — Один, в делах захватывающе интересных, Адам жил — первый человек. Его сто восемнадцать лет не старость принесли ему — расцвет.
ВМ: — В сто восемнадцать лет стареет человек, даже долгожителем считается, его болезни, немощи одолевают.
А: — Это сейчас, Владимир, а тогда болезни человека не касались. Век каждой плотской клеточки его длиннее был, но если клеточка и уставала, ей отмереть было дано, то тут же новая, энергии полна, на смену старой клеточке вставала. Плоть человеческая жить могла лет столько, сколько дух его хотел, душа.
ВМ: — И что же получается тогда, что человек сегодняшний не хочет сам подольше жить?
А: — Деянием своим ежесекундно свой сокращает век, и смерть придумал для себя сам человек.
ВМ: — Да как это придумал? Она же сама приходит. Против воли.
А: — Когда ты куришь или пьёшь спиртное, когда въезжаешь в город, смрадом гари воздух насыщающий, когда употребляешь умертвлённую еду и злобой поедаешь сам себя, скажи, Владимир, кто, если не ты сам, приближаешь смерть свою?
ВМ: — Такая жизнь сейчас для всех настала.
А: — Свободен человек. Сам строит каждый жизнь свою и век секундами определяет.
ВМ: — А что, тогда, ну, там, в раю, проблемы не существовали?
А: — Проблемы если и вставали, то разрешались не в ущерб, а совершенство жизни утверждали.
Первая встреча
Однажды, в свои сто восемнадцать лет, проснувшись с утренним рассветом, Адам весной не восхитился. И, как обычно, не встал навстречу солнечным лучам.
Заливисто в листве пел соловей над ним. На другой бок Адам перевернулся от пенья соловья.
Пред взором с затаённым трепетом весна пространство заполняла, река журчанием воды к себе звала Адама, резвились ласточки над ним. Причудливы картины облака меняли. От трав, цветов, деревьев и кустов нежнейший аромат его объять стремился. О, как тогда Бог подивился! Среди великолепия весеннего, земного сотворенья, под синью неба сын-человек Его грустил. Его дитя любимое не в радости, а в грусти пребывало. Для отца любящего может быть печальней что-нибудь такой картины?
Сто восемнадцать лет от сотворенья отдыхавшие божественных энергий множество мгновенно пришло в движенье. Вселенная вся замирала. Такое ускоренье, невиданное ранее, блистало в ореоле энергии любви, что сущее всё понимало: творенье новое замыслил Бог. Но что ещё возможно сотворить после того, что на пределе вдохновенья создавалось? Никем тогда ещё не понималось. А скорость мысли Бога нарастала. Энергия любви Ему шептала:
— Ты снова всё привёл во вдохновенное движенье. Энергии твои вселенские пространства обжигают. Как не взрываешься и не сгораешь сам в таком пылу? Куда стремишься ты? К чему? Я не свечусь уже тобой. Смотри, мой Бог, тобою я горю, планеты в звёзды превращаю. Остановись, всё лучшее тобой сотворено, у сына твоего исчезнет грусть. Остановись, о Бог!..
Не слышал Бог мольбы любви. И не внимал насмешкам сущностей вселенских. Он как ваятель молодой и пылкий движенья всех энергий ускоренье продолжал. И друг, невиданной красы зарёй сверкнул по всей Вселенной необъятной, и ахнуло всё сущее, и Бог сам в восхищеньи прошептал:
— Смотри, Вселенная! Смотри! Вот дочь моя стоит среди земных творений. Как совершенны, как прекрасны все её черты. Достойной она будет сына моего. Нет совершеннее творения её. В ней образ и подобие моё и ваши все частички в ней, так полюбите, полюбите же её! Она и он! Мой сын и дочь моя всем сущим радость принесут! И на всех планах бытия прекрасные вселенские миры построят!
С пригорка, по траве, росой умытой, днём праздничным в луче восхода к Адаму дева шла. Походка грациозна, строен стан, изгибы тела плавны и нежны, в оттенках кожи свет Божественной зари. Всё ближе, ближе. Вот она! Перед лежащим на траве Адамом дева встала. Поправил ветерок златые пряди, открывая лоб. Вселенная свой затаила вдох. О, как прекрасен её лик — твоё творенье, Бог!
Адам, лежащий на траве, на ставшую с ним рядом деву лишь взглянул, слегка зевнул и отвернулся, прикрывая веки.
Вселенские все сущности услышали тогда, нет, не слова — услышали, как вяло в своих мыслях рассуждал Адам о новом сотвореньи Бога: “Ну, вот оно, ещё одно какое-то творенье подошло. Нет ничего в нём нового, лишь на меня похожесть. Коленные суставы у лошадей и гибче, и прочней. У леопарда шкура ярче, веселей. Ещё и подошло без приглашенья, а я сегодня муравьям хотел дать новое определенье”.
И Ева, постояв немного близ Адама, к заводи реки пошла, на берегу присела у кустов, в воде притихшей своё разглядывая отраженье.
И зароптали сущности вселенские, в единое слилась их мысль: “Два совершенства не сумели оценить друг друга. В твореньях Бога совершенства нет”.
И лишь энергия любви, одна среди вселенского роптанья, пыталась оградить собой Творца. Её сиянье Бога окружало. Все знали — никогда энергия любви не рассуждала. Всегда она, невидима и молчалива, в неведомых бескрайностях блуждала. Но почему сейчас, вся без остатка, так вокруг Бога воссияла? Вселенским ропотам не внемля, лишь только одного сияньем согревала и утешала:
— Ты отдохни, Творец Великий, и вразумленье в сына своего всели. Исправить сможешь ты любые творения прекрасные свои.
В ответ Вселенная услышала слова, и через них и мудрость, и величие познала Бога:
— Мой сын есть образ и подобие моё. Частички всех энергий в нём вселенских. Он альфа и омега. Он сотворенье! Он будущего претворенье! Отныне и во всём грядущем ни мне и никому дано не будет без его желанья менять его судьбу. Всё, что захочет сам, ему воздается. Не в суете помысленное претворится. Не преклонился сын мой при виде плоти совершенства девы. Не удивился ею к удивлению Вселенной всей. Не осознал ещё, но чувствами своими ощутил мой сын. Он первым ощутил — ему чего-то не хватает. И новое созданье — дева — перед ним недостающим тем не обладает. Мой сын! Мой сын своими чувствами Вселенную всю ощущает, он знает всё. Вселенная чем обладает.
Вопрос Вселенную заполнил всю:
— Чего же может не хватать тому, в ком наши все энергии имеются и все энергии твои? И Бог ответил всем:
— Энергии любви.
И вспыхнула энергия любви:
— Но я одна, и я твоя. Тобой одним сияю.
— Да! Ты одна, любовь моя, — слова в ответ Божественные прозвучали. — Твой свет сияющий и светит, и ласкает, любовь моя. Ты — вдохновенье. Всему способна ускоренье придавать, ты обостряешь ощущенья и ты покоя умитворенье, любовь моя. Тебя прошу, вся без остатка на землю опустись. Собой, энергией великой благодати, окутай их, детей моих.
Любви и Бога диалог прощальный озвучивал начало всей земной любви.
— Мой Бог, — к Творцу любовь взывала. — Когда уйду один, невидим, навсегда, на всех живущий планах бытия, normal'> невидимым ты будешь.
— Мой сын и дочь моя сияют пусть отныне в нави, яви, прави.
— Мой Бог, случится вакуум вокруг тебя. И никогда к твоей Душе тепло живительное не пробьётся. Без этого тепла Душа остынет.
— Не только для меня, для сущего всего пусть то тепло с Земли сияет. Сынов и дочерей моих деяния его премножат. И вся Земля теплом любви светящейся в пространстве воссияет. Все будут чувствовать свет благодатнейший Земли, им обогреться смогут все энергии мои.
— Мой Бог, пред сыном, дочерью твоей открыто разных множество путей. Всех планов бытия энергии есть в них. И если хоть одна преобладает, неверным поведёт путём, что сможешь сделать ты, отдавший всё и видящий, как тает, как слабеет энергия, идущая с Земли. Отдавший всё и видящий, как на Земле над всем энергии преобладают разрушенья. Твои творенья безжизненною коркой покрывают, забросана трава твоя камнями. Что сделаешь тогда, свободу всю отдавший сыну своему?
— Среди камней смогу травинкой я зелёной вновь пробиться, на маленькой нетронутой лужайке цветка раскрою лепестки. Своё сумеют осознать предназначенье земные дочери, сыны мои.
— Мой Бог, когда уйду, невидим станешь Ты всему.
Случиться может так, что именем твоим через людей других энергий сущности вдруг станут говорить. Одни других себе пытаться будут люди подчинить. Твою себе в угоду, трактуя сущность, говорить: “Я говорю в угоду Богу, из всех я избран Им один, все слушайте меня”. Что сможешь сделать ты тогда?
— Днём наступающим взойду зарёю. Творенья все, без исключенья, луч солнышка лаская на земле, понять поможет дочерям, сынам моим, что каждый может сам Душой своей с Душою говорить моей.
— Мой Бог, их много будет, ты один. И для всех сущностей вселенских вожделенным станет душой людскою завладеть. Через людей над всем своей энергией лишь утвердиться. И сын заблудший твой им станет вдруг молиться.
— Многообразию причин в тупик ведущих, в никуда, есть главное препятствие — будет оно всему, что ложь несёт преградой. Стремленье к осознанью истины есть у сынов и дочерей моих. Имеет рамки свои ложь всегда, но безгранична истина — она одна, всегда в Душе осознанности будет находиться у дочерей моих и сыновей!
— О, Бог мой! Никто, ничто не в силах воспротивиться полёту мысли и мечтам твоим. Они прекрасны! По их следу по воле я пойду своей. Твоих детей сияньем обогрею и вечно буду им служить. Тобой подаренное вдохновенье поможет им создать свои творенья. Лишь об одном прошу тебя, мой Бог. Позволь лишь искорку одну своей любви с тобой оставить.
Когда во мраке пребывать Тебе придётся, когда лишь будет вакуум вокруг, когда забвение и свет земли ослабевает, пусть искорка, хотя б одна лишь искорка любви моей тебе своим мерцанием сияет.
Когда б сегодня живущий человек на небо смог взглянуть, что было над землёй тогда, пред взором глаз его великое видение предстало. Вселенский свет — энергия любви, кометой сжавшись, к земле спешила и озаряла на твоём пути ещё безжизненных планет тела и зажигала звёзды над землёю. К Земле! Всё ближе, ближе. Вот она. И, вдруг, над самою землёю остановилось, задрожало сияние любви. Вдали, среди горящих звёзд одна, всех меньшая звезда живой казалась. Она вослед любви сиянию к земле спешила. И поняла Любовь, от Бога искорка последняя её, и та к земле за нею устремлялась.
— Мой Бог, - сияние Любви шептало, — но почему? Разгадки нет во мне. Но почему? Ты даже искорку одну мою с собою рядом не оставил?
Словам Любви, из тьмы вселенской, уже невидим никому, ещё не понятый никем, Бог дал ответ. Его слова Божественные прозвучали:
— Себе оставить, значит, недодать им — дочерям и сыновьям моим.
— Мой Бог!..
— О, как прекрасна ты, Любовь, и искоркой одной.
— Мой Бог!..
— Спеши, Любовь моя, спеши, не рассуждая. Спеши с последней искоркой своей и обогрей всех будущих моих сынов и дочерей.
Людей земли вселенская энергия любви объяла. Вся, последней искорки. Всё было в ней. Среди Вселенной необъятной, во всех живущий планах бытия одновременно, встал человек всех сущностей сильней.
Адам лежал среди цветов пахучих, на траве. Под сенью дерева дремал он, вяло мысль текла. И вдруг воспоминанье неведомой волной тепла его объяло, какой-то силой тепло все мысли ускоряло: “Совсем недавно предо мной творенье новое стояло. Похожесть на меня была, меж тем и было в нём отличье, но какое, в чём? И где сейчас оно? О, как увидеть вновь мне хочется творенье новое! Увидеть вновь хочу, но почему?”.
С травы Адам встал быстро, посмотрел вокруг. Мысль вспыхнула: “Что же случилось вдруг? Всё то же самое небо и птицы, травы, деревья, кусты. Всё то же самое и есть отличье, на всё иначе смотрю. Ещё прекрасней стали все земные твари, запахи, воздух и свет”.
И родилось в устах Адама слово, Адам воскликну всем: “И я люблю в ответ!”.
И новая волна тепла со стороны реки всё тело сразу же объяла. Он повернулся в сторону тепла, пред ним творенье новое сияло. Из мыслей логика ушла, виденьем наслаждалась вся душа, когда увидел вдруг Адам: на берег у заводи реки сидела тихо дева, но не на воду чистую, на него смотрела, откинув пряди золотых волос. Она его улыбкою своей ласкала, как будто вечность всю его ждала
Он подошёл к ней. Когда смотрели друг на друга, Адам подумал: “Ни у кого нет глаз прекраснее, чем у неё”, style="mso-spacerun: yes"> вслух сказал:
— Ты у воды сидишь. Вода приятна, ты хочешь, искупаемся в реке?
— Хочу.
— Потом тебе творенья, хочешь, покажу?
— Хочу.
— Я всем им дал своё предназначенье. Я и тебе служить им поручу. А хочешь, новое создам творенье?
— Хочу.
Они в реке купались, бежали по лугу. О, как заливисто смеялась дева, когда, взобравшись на слона, какой-то танец для неё изображал развеселившийся Адам и деву Евой называл!
День близился уже к закату, два человека стояли среди великолепия земного бытия, их наслаждали краски, запахи и звуки. Притихшая смотрела кротко Ева, как вечерело. В бутоны складывались лепестки цветов. От взора уходили в темноту прекрасные видения дневные.
— Ты не грусти, — уже уверенный в себе, сказал Адам, — сейчас наступит ночи темнота. Она нужна, чтоб отдохнуть, но сколько бы не наступала ночь, день возвращается всегда.
— День тот же будет или новый день? — спросила Ева.
— Вернётся день таким, каким захочешь ты.
— Кому подвластен каждый день?
— Подвластен мне.
— А ты кому подвластен?
— Никому.
— Откуда ты?
— Я из мечты.
— А всё вокруг, ласкающее взор, откуда?
— Тоже из мечты явилось сотвореньем для меня.
— Так где же тот, чья так мечта прекрасна?
— Бывает часто рядом он, только не видит его взор обычный. Но всё равно с ним хорошо. Себя он Богом называет, отцом моим и другом. Не надоедает никогда, всё отдаёт мне. Я тоже ему дать хочу, но что, пока не знаю.
— Значит, и я его творенье. Я тоже, как и ты, благодарить его хочу. Звать другом. Богом и отцом своим. Быть может, вместе мы с тобой решим, каких деяний наших ждёт от нас Отец?
— Я слышал, как Он говорил, что радость может принести всему.
— Всему? Так значит, и ему?
— Да, значит, и Ему.
— Мне расскажи, чего желает он.
— Совместного творения и радости от созерцания его.
— Что радость может принести для всех?
— Рожденье.
— Рожденье? Прекрасное всё рождено.
— Я часто думаю пред сном о необычном и прекрасном сотвореньи. В начале дня уходит сон, и вижу, не придумалось пока, Прекрасное всё есть и видимо при свете дня.
— Давай подумаем вдвоём.
— Я тоже захотел, чтоб перед сном с тобою рядом быть, дыханье твоё слушать, ощущать тепло, о сотвореньи вместе думать.
Пред сном в мечтах о сотворении прекрасном порывом нежных чувств друг друга мысли обнимали, сливались во единое стремленья. Тела материальные двоих помысленное отражали.
День возвращался, наступала снова ночь. Однажды при расцвете дня, когда Адам тигрят разглядывал и размышлял, к нему тихонько Ева подошла, присела рядом, за руку взяла, на свой живот Адама руку положила.
— Почувствуй здесь, внутри меня, моё и в тоже время новое творение живёт. Ты чувствуешь, Адам, — толкается, творенье беспокойное моё?
— Да, чувствую. Мне кажется, ко мне оно стремится.
— К тебе? Конечно же! Оно моё, но и твоё! Я так хочу увидеть сотворенье наше.
Не в муках, а в великом изумленье рожала Ева.
Всё окружающее позабыв, себя не чувствуя, смотрел Адам и трепетал от нетерпенья. Рожала Ева новое совместное творенье.
Комочек маленький, весь мокрый, беспомощно лежал на травке. Поджаты ножки, не открывают веки глаз. Адам смотрел, не отрывая взгляда, как ручкой он пошевелил своей, открылись губки, вздох. Адам моргать боялся, чтоб не пропустить малейшего движенья. Неведомые чувства заполняли всё внутри, вокруг. Не в силах устоять на месте, Адам подпрыгнул и бежать пустился вдруг.
В великом ликовании вдоль берега реки стремглав бежал Адам, неведомо куда. Остановился. В груди прекрасное, неведомое что-то всё ширилось, росло. А всё вокруг!.. Не просто ветерок кустов листвою шелестел, он пел, листву кустов и лепестки цветов перебирая. Не просто плыли в небе облака — все облака чарующий изображали танец. Искрилась, улыбалась и быстрей текла вода. Ну надо же! Река! Река, отображая облака, по-новому пред взором изгибалась. И щебетанье радостное в небе птиц! И в травах стрекотанье ликованья! Сливалось всё в едино звучанье величественной нежной музыки прекраснейшего мирозданья.
И воздуха набрав побольше в грудь, что было сил вдруг закричал Адам. Был необычным, не звериным его крик нежнейшими он звуками переливался. Утихло окружающее всё вокруг. И слышала Вселенная впервые, как, ли куя, стоящий на Земле пел человек! Пел человек! И всё что ранее в галактиках звучало, замолчало. Пел человек ! И, слыша счастья песнь, весь мир вселенский осознал: нет ни в одной галактике струны, способной лучший звук издать, чем звук у песни человеческой души.
Но не смогла уменьшить чувств избыток песня ликованья. Увидел льва Адам и бросился к нему. На землю повалил он льва, словно котёнка, со смехом гриву стал трепать, потом вскочил, призвал льва жестом, побежал. Лев поспевал за ним едва, и львята с львицею совсем за ними отставали. Быстрее всех бежал Адам, махал руками, за собою звал всех тварей на пути. Его творенье, он считал, всем сможет радость принести.
И вот он снова перед ним, комочек маленький. Его творенье! Облизанный волчицы языком и тёплым ветерком обласканный, комочек маленький живой.
Младенец глаз ещё не открывал — он спал. Пред ним все звери, прибежавшие с Адамом, на землю в неге опустились.
— Вот это да! — воскликнул с восхищением Адам. — От моего творенья свет, подобный моему, исходит. А может, он сильнее моего, коль необычное со мною даже происходит. Все твари в неге пали перед ним. Я так хотел! Я смог! Я сотворил! Я сотворил творение прекрасное, живое. Все! Все посмотрите на него.
Адам окинул взглядом всё вокруг, и вдруг остановился, замер его взгляд. На Еве взгляд остановился.
Она сидела на траве одна, слегка уставшим взором глаз своих ласкала замершего вдруг и замолчавшего Адама.
И с новой силою любовь внутри, вокруг Адама невидимою негой засияла. И вдруг... О, как вселенская любовь затрепетала, когда Адам к прекрасной деве-матери вдруг подбежал, когда пред Евой на колени опустился, её касался прядей золотых и губ и молоком наполненной груди. И восклицанье в нежный шёпот сжал, словами выразить пытался восхищенье:
— Ева! Ева моя! Моя женщина! Ты способна претворять мечты!?
И в ответ... Чуть уставший и нежный тихий голос в ответ:
— Да, я женщина, твоя женщина. Претворим всё, что сможешь помыслить ты!
— Да! Вдвоём! Мы вдвоём! Теперь ясно! Мы вдвоём! Мы как Он! Мы способны претворять мечты! Посмотри! Слышишь нас, наш Отец?
Но впервые Адам не услышал ответ. Удивлённый, вскочил и воскликнул:
— Где же Ты, мой Отец! Посмотри на творенье моё! Совершенны, диковинны твари земные твои. Всё прекрасно: деревья, травинки, кусты и твои облака хороши. Но прекраснее линий цветка — посмотри! Радость больше, чем всё, что мечтой Ты творил, мне творенье моё принесло. Ты молчишь. Ты не хочешь смотреть на него? Но оно лучше всех! Больше всех по душе мне творенье моё. Что же Ты? Не желаешь взглянуть на него?
На младенца Адам посмотрел. Над проснувшимся тельцем младенца воздух был голубее обычного, и ничто не трепал ветерок, только кто-то невидимый над губами младенца тонкий стебель сгибал, преклоняя цветок. И три нежных пушинки цветочной пыльцы губ младенца коснулись. Он, — младенец, губами почмокал, блаженно вздохнул, ручкой, ножкой подвигал и снова уснул. Догадался Адам, ч

Гость


Гость
— Где же Ты, мой Отец! Посмотри на творенье моё! Совершенны, диковинны твари земные твои. Всё прекрасно: деревья, травинки, кусты и твои облака хороши. Но прекраснее линий цветка — посмотри! Радость больше, чем всё, что мечтой Ты творил, мне творенье моё принесло. Ты молчишь. Ты не хочешь смотреть на него? Но оно лучше всех! Больше всех по душе мне творенье моё. Что же Ты? Не желаешь взглянуть на него?
На младенца Адам посмотрел. Над проснувшимся тельцем младенца воздух был голубее обычного, и ничто не трепал ветерок, только кто-то невидимый над губами младенца тонкий стебель сгибал, преклоняя цветок. И три нежных пушинки цветочной пыльцы губ младенца коснулись. Он, — младенец, губами почмокал, блаженно вздохнул, ручкой, ножкой подвигал и снова уснул. Догадался Адам, что, пока ликовал. Бог младенца лелеял, потому и молчал.
И воскликнул Адам:
— Значит, ты помогал! Значит, рядом ты был, и творенье признал?
И услышал в ответ тихий голос Отца:
—Не так громко, Адам, ты разбудишь дитя ликованьем своим.
— Значит, ты, мой Отец, полюбил, как меня и творенье моё? Или больше его полюбил, чем меня? Если так почему? Объясни! Ведь оно не твоё.
— Любовь, мой сын, имеет продолженье; в творенье новом — продолжение твоё.
— Я, значит, здесь — и в нём одновременно? И Ева значит, в нём?
— Да, сын мой, ваше сотворенье во всём подобно вам не только во плоти. В нём дух, душа, сливаясь, новое рождают. И ваши устремленья продлятся и во много раз усилят радостные ощущенья.
— Так что же, будет много нас?
— Заполнишь ты собою землю всю. Всё чувством осознаешь, и тогда в других галактиках твоя мечта мир воссоздаст ещё прекрасней.
— Где край Вселенной? Что буду делать я, когда приду к нему? Когда заполню всё собою, помысленное сотворю?
— Мой сын. Вселенная собой являет мысль, из мысли родилась мечта, частично видима материей она. Когда ты к краю подойдёшь всего, начало новое и продолженье твоя откроет мысль. Из ничего возникнет новое прекрасное рожденье Тебя, стремленья, душу и мечту твою собою отражая. Мой сын, ты бесконечен, вечен ты, в тебе твои творящие мечты.
— Отец, как хорошо всегда, когда ты говоришь. Когда ты рядом, я обнять тебя хочу. Но ты невидим. Почему?
— Мой сын, когда мои мечтанья о тебе вселенские энергии в себя вбирали, не успевал я думать о себе. Мечты мои и мысли лишь тебя творили, мой облик видимый не создавали. Но, есть творенья видимы мои, ты чувствуй r их, не разбирай. Просто умом их разобрать никто из всей Вселенной не сумеет.
— Отец, мне хорошо, когда ты говоришь. Ты рядом — рядом всё. Когда я окажусь в другом конце Вселенной, когда сомнения иль непонятности в душе, скажи, как отыскать тебя? Ты в это время будешь где?
— В тебе и рядом. В тебе есть всё, мой сын, ты всех энергий властелин вселенских. Я противоположности вселенной уравновесил все в тебе, тем самым новое собой являешь ты. Ты ни одной из них не дай преобладать в себе. Тогда и я буду в тебе.
— Во мне?
— В тебе, и рядом. В твоём творенье ты и Ева. В тебе частичка есть меня, так и в твоём творенье я.
— Тебе я сын, кем для тебя являться будет новое творенье?
— Вновь ты.
— Кого любить ты больше будешь — меня, который я теперь, или родившегося меня вновь и вновь?
— Любовь одна, надежды больше в каждом новом воплощеньи и мечте.
— Отец, как мудр ты, я так хочу тебя обнять!
— Смотри вокруг. Творенья видимы, материализованные мысли и мечты мои. Материальным планом бытия своим всегда общаться можешь с ними.
— Я полюбил их, как тебя люблю, отец. И Еву полюбил, и новое своё творенье. Кругом любовь, в ней хочу вечно быть.
— Мой сын, только в любви пространстве ты вечно будешь жить.
Шли годы, можно так сказать, но время ведь понятие условное. Шли годы, но к чему считать, смерть человек долго в себе не мог познать. А значит, смерть тогда и не могла существовать.
ВМ: — Анастасия, но если всё вначале так было хорошо, то что произошло потом? Почему сейчас войны на земле идут и голодают люди? Есть воровство, бандиты, самоубийства, тюрьмы. Полно семей несчастных, детей-сирот. Куда же любящие Евы подевались? Где Бог, который обещал, что будем все мы вечно жить в любви? Да впрочем, вспомнил я, что в Библии об этом говорится. Из-за того, что яблоко с дерева запретного человек сорвал, попробовал, из рая человека Бог изгнал. И даже стражу у ворот поставил, чтоб не пускать нашкодивших обратно в рай.
А: — Владимир, человека Бог не выгонял из рая.
ВМ: — Нет, выгонял, об этом я читал. Он ещё и проклинал при этом человека. Еве говорил, что она грешница и будет в муках рожать, и Адам в поте лица пищу добывать. Так всё сейчас в реальности и происходит с нами.
А: — Владимир, поразмысли сам, быть может, логика такая или отсутствие её кому-то выгодна, имеет цель свою.
ВМ: — При чём здесь логика и чья-то цель?
А: — Пожалуйста, поверь. Сам каждый должен научиться разбираться душой своей, действительность определять. Лишь поразмыслив сам, понять ты сможешь, что человека Бог не изгонял из Рая. Бог до сих пор всех любящим Отцом остался. Он Бог - Любовь, об этом тоже ты читал.
ВМ: — Читал.
А: — Так где же логика тогда? Ведь любящий родитель никогда своё дитя не выгонит из дома. Родитель любящий, лишенья сам терпя, за любые прегрешения прощает детей своих. И не взирает Бог безучастно на все страдания людей, своих детей.
ВМ: — Взирает или не взирает — я не знаю. Но только ясно всем, что он им не противостоит.
А: — О что ты говоришь, Владимир. Конечно, стерпит Он и эту боль от сына-человека. Но сколько ж можно не воспринимать Отца? Его любви не чувствовать, не видеть?
ВМ: — Да что ты сразу так переживаешь? Скажи конкретнее. Где, в чём они, сегодняшние проявления к нам Божественной любви?
А: — Когда ты будешь в городе, вокруг себя внимательнее посмотри. Живой ковёр чудеснейшей травы покрыт безжизненным асфальтом, вокруг из вредного бетона громады, что домами называют, меж ними машины снуют, чадя смертельным газом. Но среди каменных громад, лишь малый островок найдя, встают травинки и цветы творенья Бога. И шелестом листвы, и птичьим пеньем он всё взывает к дочерям, сынам своим, происходящее осмыслить и вернуться в рай.
Всё уменьшается с земли любви свеченье, уже давно уменьшилось бы солнца отраженье. Но Он энергией своей усиливает неустанно живительность и солнечных лучей. Он, как и прежде, любит дочерей своих и сыновей. Он верит, ждёт, мечтает, как, однажды, очередным рассветным утром человек вдруг осознает, осознанность его вернёт Земле первоначальное цветенье.
ВМ: — Но как произошло всё на Земле мечтаньям Бога вопреки и длится непонятно что тысячи, а может, миллионы лет? Как можно столько времени всё ждать и верить?
А: — Для Бога времени не существует. Как в любящем родителе, не исчезает вера в Нём. И вере той благодаря, все мы сейчас живём. И сами жизнь свою творим, свободой пользуясь нам предоставленной Отцом. А выбор в никуда ведущего пути людьми не вдруг был избран.
ВМ: — Не вдруг, так как, когда? Что означает — “яблоко Адама”?
А: — В те времена, как и сейчас, Вселенная энергий множеством живых заполнена была. Живые сущности невидимы повсюду, и множество из них похожи на второе человеческое “я”. Они почти как люди, все планы бытия охватывать способны, но в материальное им воплотиться не дано. В том преимущество над ними человека. Ещё у комплексов энергий сущностей вселенских всегда над всеми одна энергия преобладает. И нет способности у них менять соотношение своих энергий.
Ещё средь сущностей вселенских есть комплексы энергий подобных Богу. Подобны, но они не Боги. На миг, уравновесив энергий множество в себе, меж тем они не в состоянии творения живые создавать в гармонии, подобно Богу.
Во всей Вселенной никому не удаётся найти разгадку, тайну сокровенную раскрыть, какою силою план сотворён был материальный, где, в чём связующие нити его и сущего вселенского всего. И как, за счёт чего план этот сам себя способен воспроизводить?
Когда земля и всё на ней творилось Богом, то из-за скорости невиданной созданья не успевали сущности понять, чем, силою какою Бог производит мирозданье. Когда же было всё сотворено и зримо, когда увидели, что человек сильнее всех, сначала в изумленье, в восхищенье многих ввергло, прекрасное виденье потом желание возникло повторить. Создать такое же, своё. Желанье это всё росло. Да и сейчас оно во множестве энергий сущих остаётся. В других галактиках, в других мирах они земли подобие пытались создавать. Планеты, Богом сотворённые, использовали даже. У многих получалось подобие земного бытия, но лишь подобие. Земли гармонии, взаимосвязи всего со всем достигнуть никому не удавалось. Так, во Вселенной до сих пор планеты с жизнью есть, но с жизнью — лишь уродливым подобием земной.
Когда из множества попыток, не только лучшее создать, а повторить, все тщетны оказались (а тайны Бог не раскрывал своей), то к человеку многие из сущностей заобращались. Им было ясно: коль сотворенье Божье человек, коль он любим, любя, не мог ему чего-то недодать родитель любящий. Напротив, большие возможности Бог предоставить мог человеку — сыну своему. И стали обращаться к человеку сущности вселенские и по сей день стремятся обращаться. Вот и сегодня люди есть, что сообщают окружающим о том, как кто-то с ними говорит невидимый откуда-то из космоса и называет разумом себя и силой доброй. Вот и тогда, в начале самом, они то с назиданием, то с просьбой обращались к человеку. У всех вопросов суть одна, лишь маскируется по разному она: “Скажи, как, силою какой сотворены земля, всё сущее на ней, как, из чего ты сотворён великим, человек?”.
Но человек ответа никому так и не дал. На тот вопрос он сам ответ не знал, как и сейчас не знает. Но интерес в нём возрастал, и на вопрос у Бога человек стал требовать ответы. Не просто Бог не отвечал. Уразумлять пытался человека, прося вопрос убрать из мыслей:
А: — Прошу тебя, сын мой, твори. Тебе дано творить в земном просторе и мирах иных. Твоей мечтой помысленное претворится. Лишь об одном прошу, не разбирай, какою силой всё вершится.
ВМ: — Анастасия, непонятно, почему Бог даже человеку, сыну своему, не захотел сказать о технике творенья?
А: — Я лишь предположить могу. Не отвечая даже сыну своему, Бог оградить его от бед стремился, предотвращал вселенскую войну.
ВМ: — Не вижу связи никакой между отсутствием ответа и войной вселенской.
А: — Когда б раскрытой была тайна сотворенья, то на планетах, на других вселенских смогли б возникнуть равные земным по силе формы жизни. Две силы захотели б испытать друг друга. Возможно, то состязанье мирным быть смогло. Возможно, и похожим на земные войны. И тогда могла начало положить своё вселенская война.
ВМ: — Действительно, пусть лучше техника творенья Бога в тайне остаётся. Не разгадал бы только кто-нибудь из сущностей её сам, без подсказки.
А: —Я думаю, никто её не разгадает никогда.
ВМ: — А почему ты так уверена?
А: — Она такая тайна, что ясна, и в то же время нет её, и в то же время не одна она. Уверенность мне слово “сотворенье” придаёт, когда к нему второе подставляешь слово.
ВМ: — Какое?
А: — Второе слово — “вдохновенье”.
ВМ: — Ну и что с того? Что могут означать эти два слова вместе?
А: — Они...
ВМ: — Нет! Стой! Молчи! Я вспомнил, говорила ты, что мысли, а значит, и слова не исчезают в никуда, а в пространстве вокруг нас витают и их услышать каждый может. Это точно?
А: —Точно.
ВМ: — И сущности их слышать могут?
А: —Да.
ВМ: — Тогда молчи. Зачем давать подсказку им?
А: — Владимир, ты не беспокойся, слегка им тайну приоткрыв, быть может, я смогу тем самым показать бесплодность и бессмысленность попыток неустанных их. Чтоб поняли они и перестали к человеку приставать.
ВМ: — Ну, если так, скажи, что значит “сотворение” и “вдохновение”.
А: — Сотворение означает, что Бог творил, используя частички энергий всех вселенских и свою, и даже если сущности все вместе соберутся, чтобы подобное земле свершить, одной энергии им будет не хватать. Той, что присуща как идея Богу, родившейся в одной Божественной мечте. А “вдохновенье” означает, — в порыве вдохновения творения вершились. Кто из ваятелей — художников великих, в порыве вдохновения творящих, потом сказать попробует, как кисть держал, что думал, где стоял, на это он вниманье не обращал, работой полностью своею поглощённый. К тому же, есть энергия Любви, на землю посланная Богом. Она свободна, не подвластна никому и, верность Богу сохраняя, лишь человеку служит одному.
ВМ: — Как интересно всё, Анастасия! Ты думаешь, услышат эти сущности, поймут?
А: — Услышат, может и поймут.
ВМ: — И что я говорю, они услышат тоже?
А: — Да.
ВМ: — Тогда ещё и подытожу им. Эй, сущности, вам ясно теперь, да? И больше к людям не цепляйтесь. Не разгадать вам замысел Творца! Ну как, Анастасия, хорошо я им сказал?
А: — Очень точно звучали у тебя последние слова: “Не разгадать вам замысел Творца!”
ВМ: — А как давно они разгадывать пытаются?
А: — С того момента, как узрели землю и людей, вплоть до сегодняшнего дня.
ВМ: — И чем же их попытки Адаму навредили или нам?
А: — В Адаме, Еве они гордыню, самость возбудили. И убедить смогли догматом ложным: “Чтоб нечто совершеннее, чем сущее, создать, необходимо разломать и посмотреть, как действует творенье сущее”. Они ему твердили часто: “Познай строение всего, тогда над всем ты возвышаться будешь”. Они надеялись, когда Адам творенья Бога станет разбирать, осмысливать строение, предназначенье их, поймёт умом взаимосвязь друг с другом у всех творений в чём. Они производимые Адамом мысли будут видеть и поймут, как можно сотворить, подобно Богу.
Не обращал Адам вначале вниманье на советы и на просьбы. Но однажды Ева Адаму посоветовать решила:
“Я слышу, голоса твердят о том, что всё у нас прекраснее и легче будет получаться, когда познаешь ты строение всего внутри. К чему с советами упорно нам не соглашаться? Не лучше ль будет им последовать хоть раз?”.
Сначала ветку дерева с прекрасными на ней плодами сломал Адам, потом... Потом... сейчас ты видишь сам, творящая остановилась мысль у человека. Он до сих пор всё разбирает и ломает, познать пытается строение всего и примитивное своё творит остановившейся мгновенно мыслью.
ВМ: — Анастасия, подожди. Совсем неясно. Почему считаешь, что человеческая мысль остановилась? Когда чего-то разбирают, напротив, называется — познают новое.
А: — Владимир, человек устроен так, что ничего ему не надо разбирать. В нём... Ну как же мне сказать понятней? В человеке, как бы в виде зашифрованном всего строение и так хранится. Шифр раскрывается тогда, когда включает он свою во вдохновении творящую мечту.
ВМ: — Ну, всё равно неясно, какой вред от разборок может быть и почему они мысль останавливают. Ты как-то лучше на примере покажи.
А: — Да, правильно. Попробую примером. Представь, ты к цели едешь за рулём своей машины. Тебе приходит мысль вдруг, посмотреть, как двигатель работает, за счёт чего вращает колесо. Ты останавливаешь свой автомобиль и начинаешь разбирать его мотор, к примеру.
ВМ: — Ну, разберу, узнаю, как там что, потом сам ремонтировать смогу. Что ж в этом может быть плохого?
А: — Но ведь пока ты будешь разбирать, движенье остановлено твоё. Ко времени ты цели не достигнешь.
ВМ: — Зато я буду знать больше о машине. Чем плохо, что новое мной знание приобретено?
А: — Зачем тебе оно? Твоё предназначенье не ремонтировать — движеньем наслаждаться и творить.
ВМ: — Неубедительно ты стала говорить, Анастасия. С тобой водитель ни один не согласится. Ну, может, те, которые на новых иномарках ездят, японских или “Мерседесах”, они редко ломаются.
А: — Творенья Бога не только не ломаются, но сами и воссоздавать себя способны, так для чего же разбирать их нужно?
ВМ: — Как для чего — хотя б для интереса.
А: — Прости, Владимир, если неудачен мой пример. Позволь другой я привести попробую.
ВМ: — Попробуй.
А: — Перед тобою женщина прекрасная стоит. В тебе влеченье к ней горит, она тебе по нраву. И ты не безразличен ей, она стремится с тобой в творении соединиться. Но за мгновенья до порыва обоюдного к соединенью, к сотворенью, к тебе приходит мысль вдруг разобрать, из чего женщина та состоит. Как органы её работают внутри. Желудок, печень, почки. Что ест она, что пьёт. Как будет всё это работать в момент интимный.
ВМ: — Всё. Дальше ничего не говори. Ты очень здоровский пример здесь привела. Не будет близости, творения не будет. Не получится, коль эта мысль проклятая придёт. Со мной однажды было так. Женщина мне долго нравилась одна, но не отдавалась. А как однажды согласилась, я вдруг подумал, как бы лучше всё сделать, и почему-то усомнился в способностях своих. В итоге ничего не получилось. Такой позор был, да и страху натерпелся. У друга спрашивал потом, и с ним такое было. Мы с ним к врачу даже ходили. Врач нам сказал, что здесь психологический сработал какой-то фактор. Не надо было сомневаться и разбирать, что да как. Я думаю, из-за такого фактора мужчин немало пострадало. Теперь я понимаю: всё это из-за тех сущностей, из-за Адама всё, из-за совета Евы. Да, плоховато поступили тогда они.
А: — Что ж ты винишь только Адама и Еву? Сегодня посмотри, Владимир, всё человечество не продолжает ли упорно ошибку повторять, заветы нарушая Бога? Адаму и Еве не были последствия ясны, но почему сегодня человечество упорно продолжает всё разбирать? Творения живые разрушать? Сегодня! Когда последствия так явны и печальны.
ВМ: — Не знаю. Может, всех необходимо как-нибудь встряхнуть? Зациклились мы, что ли, все в сплошных разборках? Я вот сейчас подумал — зря всё же Бог не наказал по-настоящему Адама, Еву. Взял бы надавал Адаму подзатыльников, чтоб дурь выбить из головы, из-за которой человечество сейчас страдает. И Еву по месту мягкому хорошим прутом отстегал, чтоб с советами своими не совалась.
А: — Владимир, Бог полную свободу человеку дал, и в мыслях наказаний от себя не произвёл. К тому же, наказанием содеянное в мыслях изменить нельзя. Деяния неверные будут твориться до тех пор, пока первоначальная не будет мысль изменена. Скажи, к примеру, как считаешь, кто смертоносную ракету изобрёл и ядерную к ней боеголовку?
ВМ: — В России академик Королёв ракеты строил. А перед ним теоретически о них Циолковский говорил. Американские учёные старались. Ну, в общем, множество в ракетостроении работает человеческих умов. Изобретателей в разных странах много работает.
А: — Владимир, изобретатель всех ракет и всех оружий смертоносных к ним, на самом деле, лишь один.
ВМ: — Как может быть один, когда над созданием ракет в разных странах целые научные институты работают и свои достижения в секрете друг от друга держат? Гонка вооружений в том и состоит, кто быстрее и совершеннее оружие произведёт.
А: — Всем людям, что себя учёными-изобретателями называют и независимо в какой стране они живут, он, тот единственный изобретатель, с удовольствием подсказки раздаёт.
ВМ: — И где, в какой стране он проживает сам и как его зовут?
А: — Мысль разрушения. Она сначала, пробившись к человеку одному и телом завладев его материальным, копьё и наконечник каменный произвела. Потом ею содеяна стрела, и из железа наконечник.
ВМ: — Но если знает всё она, ну, эта — разрушающая мысль, что ж она сразу ракету не произвела?
А: — Материальный план земного бытия помысленное всё не сразу воплощает. Замедленность в материи Созидателем для осмысления дана. У мысли разрушающей |копье и то, что есть сейчас, оружие и будущее, намного большей смертоносности, произведено давно. Чтоб воплотить в земном материальном плане не копьё, потребовалось множество заводов строить, лабораторий, что научными сейчас зовутся. Под внешне благовидными предлогами людей побольше вовлекали для претворений мысли смертоносной.
ВМ: — А для чего ей это нужно, стараться неустанно так?
А: — Чтоб утверждаться. Чтоб уничтожить весь материальный план земли. Всему вселенскому чтоб показать, над всеми и над Богом превосходство энергий сущности всё разрушающей своей. И действует она через людей..

Гость


Гость
Один умный профессор однажды в университете задал студенту интересный вопрос.

Профессор: Бог хороший?

Студент: Да.

Профессор: А Дьявол хороший?

Студент: Нет.

Профессор: Верно. Скажи мне, сынок, существует ли на Земле зло?

Студент: Да.

Профессор: Зло повсюду, не так ли? И Бог создал все, верно?

Студент: Да.

Профессор: Так кто создал зло?

Студент: ...

Профессор: На планете есть уродство, наглость, болезни, невежество?
Все это есть, верно?

Студент: Да, сэр.

Профессор: Так кто их создал?

Студент: ...

Профессор: Наука утверждает, что у человека есть 5 чувств, чтобы
исследовать мир вокруг. Скажи мне, сынок, ты когда-нибудь видел Бога?

Студент: Нет, сэр.

Профессор: Скажи нам, ты слышал Бога?

Студент: Нет, сэр.

Профессор: Ты когда-нибудь ощущал Бога? Пробовал его на вкус? Нюхал его?

Студент: Боюсь, что нет, сэр.

Профессор: И ты до сих пор в него веришь?

Студент: Да.

Профессор: Исходя из полученных выводов, наука может утверждать, что
Бога нет. Ты можешь что-то противопоставить этому?

Студент: Нет, профессор. У меня есть только вера.

Профессор: Вот именно. Вера - это главная проблема науки.

Студент: Профессор, холод существует?

Профессор: Что за вопрос? Конечно, существует. Тебе никогда не было холодно?

(Студенты засмеялись над вопросом молодого человека)

Студент: На самом деле, сэр, холода не существует. В соответствии с
законами физики, то, что мы считаем холодом в действительности
является отсутствием тепла. Человек или предмет можно изучить на
предмет того, имеет ли он или передает энергию. Абсолютный ноль (-460
градусов по Фаренгейту) есть полное отсутствие тепла. Вся материя
становится инертной и неспособной реагировать при этой температуре.
Холода не существует. Мы создали это слово для описания того, что мы
чувствуем при отсутствии тепла.

(В аудитории повисла тишина)

Студент: Профессор, темнота существует?

Профессор: Конечно, существует. Что такое ночь, если не темнота:

Студент: Вы опять неправы, сэр. Темноты также не существует. Темнота в
действительности есть отсутствие света. Мы можем изучить свет, но не
темноту. Мы можем использовать призму Ньютона, чтобы разложить белый
свет на множество цветов и изучить различные длины волн каждого цвета.
Вы не можете измерить темноту. Простой луч света может ворваться в мир
темноты и осветить его. Как вы можете узнать насколько темным является
какое-либо пространство? Вы измеряете, какое количество света
представлено. Не так ли? Темнота это понятие, которое человек
использует, чтобы описать, что происходит при отсутствии света. А
теперь скажите, сэр, смерть существует?
Профессор: Конечно. Есть жизнь, и есть смерть - обратная ее сторона.

Студент: Вы снова неправы, профессор. Смерть - это не обратная сторона
жизни, это ее отсутствие. В вашей научной теории появилась серьезная
трещина.

Профессор: К чему вы ведете, молодой человек?

Студент: Профессор, вы учите студентов тому, что все мы произошли от
обезьян. Вы наблюдали эволюцию собственными глазами?

Профессор покачал головой с улыбкой, понимая, к чему идет разговор.

Студент: Никто не видел этого процесса, а значит вы в большей степени
священник, а не ученый.

(Аудитория взорвалась от смеха)

Студент: А теперь скажите, есть кто-нибудь в этом классе, кто видел
мозг профессора? Слышал его, нюхал его, прикасался к нему?

(Студенты продолжали смеяться)

Студент: Видимо, никто. Тогда, опираясь на научные факты, можно
сделать вывод, что у профессора нет мозга. При всем уважении к вам,
профессор, как мы можем доверять сказанному вами на лекциях?

(В аудитории повисла тишина)

Профессор: Думаю, вам просто стоит мне поверить.

Студент: Вот именно! Между Богом и человеком есть одна связь - это ВЕРА!

Профессор сел.
Этого студента звали Энштейн.

Гость


Гость
Один умный профессор однажды в университете задал студенту интересный вопрос.

Профессор: Бог хороший?

Студент: Да.

Профессор: А Дьявол хороший?

Студент: Нет.

Профессор: Верно. Скажи мне, сынок, существует ли на Земле зло?

Студент: Да.

Профессор: Зло повсюду, не так ли? И Бог создал все, верно?

Студент: Да.

Профессор: Так кто создал зло?

Студент: ...

Профессор: На планете есть уродство, наглость, болезни, невежество?
Все это есть, верно?

Студент: Да, сэр.

Профессор: Так кто их создал?

Студент: ...

Профессор: Наука утверждает, что у человека есть 5 чувств, чтобы
исследовать мир вокруг. Скажи мне, сынок, ты когда-нибудь видел Бога?

Студент: Нет, сэр.

Профессор: Скажи нам, ты слышал Бога?

Студент: Нет, сэр.

Профессор: Ты когда-нибудь ощущал Бога? Пробовал его на вкус? Нюхал его?

Студент: Боюсь, что нет, сэр.

Профессор: И ты до сих пор в него веришь?

Студент: Да.

Профессор: Исходя из полученных выводов, наука может утверждать, что
Бога нет. Ты можешь что-то противопоставить этому?

Студент: Нет, профессор. У меня есть только вера.

Профессор: Вот именно. Вера - это главная проблема науки.

Студент: Профессор, холод существует?

Профессор: Что за вопрос? Конечно, существует. Тебе никогда не было холодно?

(Студенты засмеялись над вопросом молодого человека)

Студент: На самом деле, сэр, холода не существует. В соответствии с
законами физики, то, что мы считаем холодом в действительности
является отсутствием тепла. Человек или предмет можно изучить на
предмет того, имеет ли он или передает энергию. Абсолютный ноль (-460
градусов по Фаренгейту) есть полное отсутствие тепла. Вся материя
становится инертной и неспособной реагировать при этой температуре.
Холода не существует. Мы создали это слово для описания того, что мы
чувствуем при отсутствии тепла.

(В аудитории повисла тишина)

Студент: Профессор, темнота существует?

Профессор: Конечно, существует. Что такое ночь, если не темнота:

Студент: Вы опять неправы, сэр. Темноты также не существует. Темнота в
действительности есть отсутствие света. Мы можем изучить свет, но не
темноту. Мы можем использовать призму Ньютона, чтобы разложить белый
свет на множество цветов и изучить различные длины волн каждого цвета.
Вы не можете измерить темноту. Простой луч света может ворваться в мир
темноты и осветить его. Как вы можете узнать насколько темным является
какое-либо пространство? Вы измеряете, какое количество света
представлено. Не так ли? Темнота это понятие, которое человек
использует, чтобы описать, что происходит при отсутствии света. А
теперь скажите, сэр, смерть существует?
Профессор: Конечно. Есть жизнь, и есть смерть - обратная ее сторона.

Студент: Вы снова неправы, профессор. Смерть - это не обратная сторона
жизни, это ее отсутствие. В вашей научной теории появилась серьезная
трещина.

Профессор: К чему вы ведете, молодой человек?

Студент: Профессор, вы учите студентов тому, что все мы произошли от
обезьян. Вы наблюдали эволюцию собственными глазами?

Профессор покачал головой с улыбкой, понимая, к чему идет разговор.

Студент: Никто не видел этого процесса, а значит вы в большей степени
священник, а не ученый.

(Аудитория взорвалась от смеха)

Студент: А теперь скажите, есть кто-нибудь в этом классе, кто видел
мозг профессора? Слышал его, нюхал его, прикасался к нему?

(Студенты продолжали смеяться)

Студент: Видимо, никто. Тогда, опираясь на научные факты, можно
сделать вывод, что у профессора нет мозга. При всем уважении к вам,
профессор, как мы можем доверять сказанному вами на лекциях?

(В аудитории повисла тишина)

Профессор: Думаю, вам просто стоит мне поверить.

Студент: Вот именно! Между Богом и человеком есть одна связь - это ВЕРА!

Профессор сел.
Этого студента звали Энштейн.

Гость


Гость
Притча:
Осёл и Колодец.

Однажды осел фермера провалился в колодец. Он страшно закричал, призывая на помощь. Прибежал фермер и всплеснул руками: “Как же его оттуда вытащить?”
Тогда хозяин ослика рассудил так: “Осел мой - старый. Ему уже недолго осталось. Я все равно собирался приобрести нового молодого осла. А колодец, все равно- почти высохший. Я давно собирался его закопать и вырыть новый колодец в другом месте. Так почему бы не сделать это сейчас? Заодно и ослика закопаю, чтобы не было слышно запаха разложения”.
Он пригласил всех своих соседей помочь ему закопать колодец. Все дружно взялись за лопаты и принялись забрасывать землю в колодец. Осел сразу же понял к чему идет дело и начал издавать страшный визг. И вдруг, ко всеобщему удивлению, он притих. После нескольких бросков земли фермер решил посмотреть, что там внизу.
Он был изумлен от того, что он увидел там. Каждый кусок земли, падавший на его спину, ослик стряхивал и приминал ногами. Очень скоро, ко всеобщему изумлению, ослик показался наверху - и выпрыгнул из колодца!
…В жизни вам будет встречаться много всякой грязи и каждый раз жизнь будет посылать вам все новую и новую порцию. Всякий раз, когда упадет ком земли, стряхни его и поднимайся наверх и только так ты сможешь выбраться из колодца.
Каждая из возникающих проблем - это как камень для перехода через ручей. Если не останавливаться и не сдаваться, то можно выбраться из любого самого глубокого колодца.

Гость


Гость
Однажды три брата увидели Счастье, сидящее в яме.

Один из братьев подошел к яме и попросил у Счастья денег. Счастье одарило его деньгами, и он ушел счастливый.

Другой брат попросил красивую женщину. Тут же получил и убежал вместе с ней вне себя от счастья.

Третий брат наклонился над ямой:
— Что тебе нужно? – спросило Счастье
— А тебе что нужно? – спросил брат.
— Вытащи меня отсюда, - попросило Счастье. Брат протянул руку, вытащил Счастье из ямы, повернулся и пошел прочь.
А Счастье пошло за ним следом...

Тифони

avatar
ДВА БРАТА. Притча
Жили на ферме два брата. Один из них имел семью — жену и пятерых детей, а другой был холост. Братья выращивали урожай, который делили поровну.

Так продолжалось до тех пор, пока один из братьев не стал просыпаться ночью и думать: «У меня eсть семья, а брат одинок. Мы делим урожай
несправедливо. У меня будет поддержка в старости, а у моего одинокого брата — нет. Ему нужно отдавать большую часть урожая.» С этими мыслями он вставал по ночам, пробирался к амбару брата и незаметно высыпал туда мешок зерна.

В то же время холостяк также стал задумываться по ночам, просыпаясь: «Это несправедливо: у брата — жена и пятеро детишек, я же свободен. Брату нужно отдавать больше урожая, чем мне». И он пробирался к амбару брата и высыпал туда мешок зерна. Однажды ночью, проснувшись в одно и то же время, братья столкнулись друг с другом. У каждого был за плечами мешок зерна. Прошли годы, братья состарились и умерли, но об этой истории люди долго помнили.

И когда в том городе было решено воздвигнуть храм, было выбрано место, где встретились братья, ибо святость и религиозность там, где любят. Можно безукоризненно соблюдать религиозныe обряды и твердить выученные наизусть молитвы, а можно просто любить и быть святым.

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения